Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

17.07.2017

Католическая Мальта узаканивает однополые браки

Католическая Мальта только в 2011 году официально узаконила разводы, и то произошло это к явному неудовольствию многих в руководстве страны, пишет LGBT.pro.

Спустя всего шесть лет Мальта оказалась в авангарде эмансипации геев в Европе. Она стала первой страной, запретившей терапию по «излечению от гомосексуальности». А теперь здесь вот-вот легализуют однополые браки.

«Мальта хочет быть лидером в решении проблем ЛГБТ и в части других гражданских свобод. Мы хотим быть примером для всего мира», — заявил в интервью Би-би-си премьер-министр страны Джозеф Мускат.

Первым же законопроектом, который Мускат внес на обсуждение парламента сразу после победы на выборах, сталь билль «О равноправии в браке».

Опасаясь волны критики в свой адрес, лидер правоцентристской Националистической партии Симон Бусуттил поспешил пресечь любые разговоры о том, что консервативное крыло его партии выступает против однополых браков. Оппозиция, по его словам, поддержит новый закон.

Легализация однополых браков — часть пакета законодательных инициатив по внесению изменений в семейное законодательство. В их числе — отказ от привычных терминов «муж», «жена», «мать» и «отец» и замена их гендерно-нейтральными аналогами. Однополые супружеские пары также получат право усыновлять детей.

Однополый брак будет в полной мере приравнен к разнополому: как говорит Мускат, не будет никакого деления на брак «первого класса» между мужчиной и женщиной и «второго класса» между однополыми партнерами.

Однако законопроект уже вызвал и острую критику. Многие считают его слишком прогрессистским и выходящим далеко за пределы мандата, который получило на недавних выборах лейбористское правительство Муската.

Один из лидеров Националистической партии Дэвид Агиус заявил в парламенте: «С сегодняшнего дня родителей нельзя будет называть «мама» и «папа», потому что таких слов нет в законе. Что теперь, вместо Дня матери мы будем отмечать «День человека, родившего ребенка»?

Католическая организация Cana предупредила, что однополый брак — первый шаг на пути к донорству спермы и суррогатному материнству для желающих обзавестись детьми однополых партнеров.

Архиепископ Мальты Чарльз Сиклуна заявил: «Мы не против геев… Но нам не нужно менять освященный Богом институт брака для того, чтобы признать желание двух мужчин или двух женщин узаконить свои отношения».

Новый законопроект подрывает детородную функцию сексуальных отношений между мужем и женой, подчеркнул Сиклуна в интервью Би-би-си.
«Подавление в новом законе традиционных и столь дорогих многим слов как «муж и жена», «отец и мать» достойно всяческого сожаления», — сказал он.

После вступления в Евросоюз в 2004 году средиземноморский остров с населением 450 тысяч человек переживает радикальные социальные перемены.
В стране готовится к изданию первая детская книжка об однополой любви, и премьер-министр Мускат, ощущающий перемены в обществе, стремится не отставать от них, а заодно набрать политические очки.

«Изменения в гражданских правах на Мальте стали возможны лишь потому, что правительство лейбористов поставило проблемы равенства во главу своей политики, а не просто ограничилось косметическими изменениями», — утверждает он.

Когда в июле 2013 года пара мальтийцев Родерик Вассало и Нил Фалзон заключила брак в Португалии, им пришлось ограничиться весьма скромным банкетом — в отличие от традиционных для Мальты массовых семейных свадебных гуляний.

«И в то же время я испытывал совершенно сюрреалистичное ощущение, словно из другого мира, когда сидел перед регистратором в ЗАГСе, совершая нечто невообразимое — выходя замуж за другого мужчину», — вспоминает Фалзон.

Некого любить

Он рассказывает, что еще в 10 лет осознал, что где-то внутри у него есть «потайной уголок», о котором никто не должен знать.

«Самыми тяжелыми на протяжении тех лет были моменты, когда мне приходилось бороться с уверенностью в том, что всю жизнь я буду обречен жить один, что мне некого будет любить и что у меня никогда не будет своей семьи», — говорит он.

Ровно та же проблема стояла и перед его партнером Родериком.

«Даже после каминг-аута я и помыслить не мог о возможности вступить в брак. Психология людей на Мальте тогда была весьма средневековая. Открытую гомосексуальность никогда не одобряли, а об официальном браке не могло быть и речи», — говорит он.

После признания в 2013 году на Мальте гражданских союзов, что дало однополым парам некоторые права и даже признавало однополые браки, заключенные за пределами страны, Нил и Родерик наконец-то почувствовали, что могут интегрироваться в мальтийское общество.

«Мы заключили брак в Португалии — из принципа. Почему мы должны ограничиваться гражданским союзом, если все остальные могут вступать в брак? И хотя юридические права практически те же, сама формулировка имеет огромное значение», — утверждает Фалзон.