Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

12.07.2016

Молодой гей-мусульманин о цене камин-аута: «Ужасно, что мои родители не принимают меня»

Камин-аут – тяжелый опыт для многих молодых людей. Но когда сексуальная ориентация расходится со всем, чему учили, это может нанести глубокую травму. Для 26-летнего британского мусульманина Намана Парваиса это было по-настоящему ужасно. Когда Наман в 15 лет сказал родителям, что он гей, те принудили его к помолвке с кузиной из Пакистана в попытках изменить его ориентацию, пишет Nuntiare et Recreare со ссылкой на Mirror.

Сейчас он говорит открыто о своем опыте, чтобы придать сил другим молодым мусульманам, многие из которых, подвергаются подобным преследованиям. «Ужасно осознавать, что родители не принимают тебя таким, какой ты на самом деле есть», — говорит Наман, ассистент в магазине в Аксбридже, западный Лондон. — «Свыкнуться со своей сексуальной идентичностью довольно сложно; но мысль о том, что можно быть отвергнутым за то, что является частью тебя и, что ты не можешь контролировать, опустошительна».

Наман — один из тех геев-мусульман, которые по большей части молчат и остаются угнетенными из-за жестких взглядов их религиозных родителей. Многие верят, что Коран учит, что гомосексуальность неправильна. Точно не известно, сколько открытых геев-мусульман в Великобритании. Но если принять, что один человек из десяти относится к ЛГБТ-сообществу, то в Англии должно быть примерно 250 000 ЛГБТ-мусульман.

По данным опроса, проведенного Институтом Гэллапа в 2009 году, мусульмане в Великобритании по-прежнему крайне отрицательно относятся к гомосексуальности. Взаимоотношения геев и лесбиянок запрещены исламом; по строгим законам шариата, сексуальные взаимоотношения могут быть только между мужчиной и женщиной как между мужем и женой. Некоторые мусульманские законоучители утверждали, что сексуальные акты между людьми одного пола являются преступлениями, которые должны наказываться смертью.

К несчастью, опыт Намана не уникален. В 2014 тридцатичетырхлетний Назим Махмуд совершил самоубийство, выбросившись из окна пентхауса после того, как его мать-мусульманка сказала ему лечиться, когда он раскрыл ей, что состоит в гомосексуальных отношениях. В прошлом году, когда Соэйл Ахмед, 23, признался в своей гомосексуальности отцу, он был принужден к экзорцизму «для избавления от греха».

В 2006 году Наман признался близкому школьному другу, что начинает осознавать свое влечение к мужчинам.

«Когда я наконец сказал это вслух, у меня гора свалилась с плеч», — говорит он. Но новость распространилась в маленькой общине Намана, и тогда его родители были ошеломлены новостями.

«Когда мама узнала, она вышла из себя, говоря, что наша община будет стыдиться меня и моей семьи», — говорит Наман.

Три месяца спустя родители Намана решили отвезти его, 16-летнего, в Пакистан, где, втайне от него, устроили ему помолвку с кузиной-женщиной. Наман вспоминает: «Когда я приехал, родственники подходили ко мне и поздравляли, вкладывая деньги мне в руки. Я ничего не мог понять». Тогда Наман спросил отца, Халида, почему говорят о помолвке с 15-летней кузиной Анам, которая не говорила по-английски.

Наман говорит: «Я не мог поверить. Я помню, что чувствовал ужас и думал о побеге». Но мама, которая остановилась в другом месте в Пакистане, забрала у Намана паспорт. Он говорит, что чувствовал, что у него нет выбора, кроме как смириться с ситуацией, и через две недели он вернулся в Великобританию.

Наман сообщает: «Я знал, что не могу жить во лжи вечно, но я не мог поспорить с родителями по поводу помолвки».

Через год произошел случай, который был Наману на руку: его родители собрались развестись. Он рассказывает: «Большинство подростков безутешны, когда их родители расстаются, но для меня это была возможность честно поговорить с отцом». Наман сказал отцу, что был безнадежно несчастен из-за помолвки с Анам, и договоренность о браке отменили. Наман говорит: «Моему отцу было очень сложно, потому что я – его сын, открытый гей, сильно отличается от того, что он представлял, пока я рос».

Наман пытается добиться баланса между религией и сексуальной ориентацией. «Я по-прежнему думаю как мусульманин, — говорит он, — У меня были отношения с мужчинами, но я никогда не знакомил их со своей семьей. Я бы когда-нибудь вступил в брак, но мне придется смириться с тем, что мои родственники не придут на свадьбу».

Мать Намана, Шагуфта Парвин, говорит: «Я знала, что Наман гей, когда мы организовывали помолвку, но я думала, он должен быть обручен с женщиной из-за нашей религии».

Отец Намана сообщил: «Мы договорились, что Наман женится на дочери моей сестры. Я не знал, что Наман гей в то время, но жена и другие дети знали».