Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

31.05.2015

Назад в СССР. Как живут представители ЛГБТ в сепаратистском Донбассе

dscf9796_136955415426Война на Донбассе, начавшаяся в 2014 году, погрузила Восток Украины в состояние гуманитарной катастрофы: разрушение инфраструктуры, жилых домов, жертвы среди нонкомбатантов, массовые потоки беженцев. Одним из аспектов этой катастрофы стало и резкое ухудшение положения представителей культурных, национальных, религиозных меньшинств. Коснулась она и положения представителей ЛГБТ-сообщества, пишет Реальная Газета.

В довоенное время на Донбассе была развитая инфраструктура гей-сообщества, включавшая общественные организации, ВИЧ-сервисные центры, тематические клубы.

Вопреки представлениям о Донбассе как суровом крае с консервативными устоями и сильными пережитками «совковой» морали, этот регион Украины лидировал в плане толерантности к ЛГБТ-людям.

Проведенное в 2000 году правозащитным центром для ЛГБТ «Наш мир» исследование положения геев и лесбиянок в Украине показало, что именно на Востоке Украины велика доля открытых геев – 14,9% от числа опрошенных представителей ЛГБТ (выше этот показатель был только на Юге страны). Авторы исследования отмечали, что Донбасс характеризуется высокой степенью урбанизма, мобильностью населения, равнодушием к вопросам религии, в отличие от Западной Украины, для которой характерна традиционная сельская мораль и высокое влияние церкви на жизнь общин. Ежегодные отчеты центра «Наш мир» о проявлениях гомофобного насилия также подчеркивают эту тенденцию – большинство кейсов, касающихся преступлений на почве ненависти, географически связаны с Западной Украиной.

Однако Восточная Украина, находящаяся в культурном поле притяжения России, всегда чутко реагировала на тенденции, исходящие от бывшей метрополии. Гомофобная кампания в РФ, особенно принятие закона о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма», привела к всплеску ненависти к представителям гей-сообщества на Донбассе.

Так, в 2013 году в Луганске прошел Анти-гей-парад, организованный казаками и религиозными активистами. Существовал на Донбассе и филиал движения «Окупай-педофиляй», основанного российским неонацистом Максимом «Тесаком» Марцинкевичем, сам «Тесак» приезжал на «гастроли» в Луганск, снимать очередной ролик про унижения мнимых «педофилов», тогда его жертвами стали арабские студенты. Малолетних последователей Марцинкевича даже показывали в выпусках местных теленовостей, комплиментарно освещая их «деятельность».

В риторике сепаратистских мятежников в 2014 году тема «Гейропы» занимала важное место, гомосексуалы клеймились как «пятая колонна» Запада.

«Теперь дело каждого — стать гомофобом. Если есть гомосексуальное лобби, то должно быть и лобби гомофобное», — писал один из идеологов сепаратистов, луганский пиарщик Глеб Бобров.

Эта же тема широко использовалась в пропаганде – так, в Луганске дома местных сторонников Майдана обклеивались оскорбительными плакатами, на которых сообщалось, что они – представители ЛГБТ.

Придя к власти, сепаратисты превратились в фактор реальной угрозы для ЛГБТ. Это заставило представителей гей-сообщества покидать свои дома.

«После того, как на улицах появились вооруженные люди, мне стало откровенно страшно. Я знал, что на митингах постоянно кричат о том, что надо убивать таких как я, что мы якобы ведем гей-пропаганду, и прочий бред. Я относился к этому с насмешкой, пока эти люди не захватили город. Я уехал в Киев, и домой возвращаться не планирую», — рассказывает 25-летний Игорь из Донецка.

«Из моего круга общения уехало 80%, остальные сидят по домам, а если стреляют, то и по подвалам», — констатирует ЛГБТ-активист Константин из Донецка.

В ночь с 7 на 8 июня 2014 в Донецке произошел погром гей-клуба «Вавилон».

«Группа людей до 10 человек ворвалась в клуб. Изначально были отняты у всех посетителей документы, телефоны, деньги. Кроме денег, все всем потом вернули. Сильно избито было два человека. Остальные получили легкие телесные повреждения и, конечно, шок. По поводу девушек, лично я не видела, чтобы их трогали. Пострадали только парни. Все происходило около часа, не больше, затем всех отпустили. Понятное дело, что ребята наслушались о себе всякого…», — описала данный инцидент администратор заведения.

Клуб с тех пор прекратил свое существование.

«На Донбассе для гомосексуалов вернулись времена СССР. Люди стараются свести контакты к минимум», — отмечает эксперт Центра «Наш мир» Андрей Кравчук.

В качестве примера он приводит события в Луганске в январе 2015 года, когда был убит 38-летний гомосексуал Юрий (предположительно убит человеком, с которым познакомился в соцсети), сепаратистская «народная милиция» воспользовавшись этим случаем, стала составлять «картотеку».

«Геи сидят по углам и не высовываются, стараются не давать повода для преследований», — поддерживает его руководитель Межрегионального Центра ЛГБТ-исследований «Донбасс Соцпроект» Максим Касьянчук.

А вот ЛГБТ-активист Константин из Донецка рассказывает об опастностях, которые подстерегают гомосексуалов.

«Сценарий типичной подставы: знакомство в соцсети, встреча с подставным от ментов, приход в квартиру, уже оборудованную скрытыми веб-камерами... А дальше вламываваются «менты», с вариантами от обвинений в педофилии до банального шантажа: «дай денег, а мы никому не расскажем». Впрочем, Константин отмечает, что такие ловушки расставлялись донецкими правоохранителями и в мирное время, так что для многих геев «ничего не изменилось», — говорит он.

Власти сепаратистских «республик» стремятся закрепить дискриминацию ЛГБТ на уровне писаных законов. Так, в «конституции Донецкой народной республики» записано: «Никакие формы извращенных союзов между людьми одного пола в Донецкой Народной Республике не признаются, не разрешены и преследуются по закону». В этом же документе отмечается, что «главенствующей верой» «ДНР» является православие.

В украинских СМИ появлялась и информация о том, что в «ЛНР» было восстановлено уголовное наказание «за гомосексуализм». По сообщению блогера Всеволода Филимоненко, парламент непризнанной республики постановил наказывать однополые отношения тюремным сроком от 3 до 5 лет. А если данные действия были совершены с применением насилия или в отношении несовершеннолетнего – то виновного ждет смертная казнь. О том, что первая казнь гомосексуала уже была произведена в «ЛНР», сообщал советник министра обороны Украины Александр Данилюк: «У Мозгового ввели казнь за гомосексуализм. Сегодня расстреляли первого подсудимого».

Сами ЛНР-овцы напрочь отрицают эти сообщения. Уже ныне покойный полевой командир Алексей Мозговой рассказал: «Ничего подобного, никакой смертной казни не вводилось. Никто не был расстрелян. Такого здесь не происходило».

Разумеется, он одобрял запрет однополых отношений, «но учитывая вой и вонь мировой общественности, напрямую никто на это не пойдет». Происками украинской пропаганды назвал сообщение о введении уголовной ответственности за гомосексуальность и «депутат» «народного собрания ЛНР» Юрий Хохлов.

Резкое ухудшение положения представителей гей-сообщества на Донбассе является симптомом деградации местного социума в ходе войны, упрощения его структуры, изъятия из него элементов разнообразия. Гомосексуалы вновь, как в советское время оказались в подполье.