Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

24.06.2015

«Невидимые» люди: жизнь на грани лжи и ненависти


zre623_203x152_33_9u5— Мама, мне нравится моя подруга. Мне кажется, я люблю ее. – Ну и что? У меня тоже есть подруга и я ее люблю. – Мама, я ее немножко не так люблю…

Подобный диалог рано или поздно случается примерно в каждой десятой семье в Украине. Кто-то готов мириться с такими новостями, кто-то навсегда обрывает отношения с «неправильными» родственниками, даже если это единственное и ранее горячо любимое чадо. Однако большинство граждан твердо уверены: их ЭТО не коснется никогда, а дискриминации людей по признакам сексуальной ориентации в нашей стране попросту нет, а если и есть — какое нам, «нормальным», до этого дело? Об этом для сайта Репортер пишет Ася Нежина, жительница Одессы.

Я – другой, я – не чужой

Когда Ире было 15 лет, она поняла, что отличается от своих сверстников. Это ощущение стало для девушки оглушительным, поскольку раньше она ощущала себя обычной девчонкой, душой компании, у которой полно друзей, а в жизни – практически нет забот. «Когда я поняла, что мне нравятся девушки, я испытала настоящий шок. Долго сомневалась, говорила себе, что этого не может быть и мне кажется. Ненавидела себя. В общем, испытывала самую широкую гамму негативных чувств к самой себе. Ведь я не раз слышала от родителей, которые во время просмотра очередного сюжета или ток-шоу по телевизору про геев и лесбиянок, что этих людей надо уничтожать. Лучше всего – попросту сжигать. Осознать, что меня тоже надо сжечь, было непросто», — вспоминает она.

Когда ощущение собственной неправильности стало невыносимым, девочка пришла к самому близкому человеку – маме. Однако от ее проблем привычно отмахнулись: что за любовь может быть?! «Первым человеком, который от меня не отмахнулся, стал парень, который мне очень симпатизировал. Я чувствовала, что ему можно довериться, к счастью, не ошиблась. Он воспринял меня абсолютно нормально, и это было почти счастье. Потом было много других разговоров, разных реакций. Кто-то ушел из моей жизни навсегда. Кто-то остался. Наверное, так должно быть. С годами я научилась примиряться с собой и обществом, научилась быть счастливой и независимой. Правда, мои родители до сих пор меня стыдятся», — рассказала собеседница Репортера.

Проблема детей-ЛГБТ в Украине находится в «невидимом» состоянии. Государство и общество пытаются сделать вид, что таких детей попросту не существует, а значит, и помочь им некому. «Считается, что ЛГБТ – это взрослые, которые просто ведут аморальный образ жизни. Если бы они захотели, они могли бы перестать быть такими, например. И еще считается, что им нельзя доверить детей, потому что все они – педофилы, и вдобавок воспитают таких же, как сами. Что переживает подросток, который оказывается один на один с враждебным миром, — это общество не касается. Проще ведь сделать вид, что проблемы нет», — говорит психотерапевт Ольга Хайдукова. По ее словам, главную роль в формировании личности подростка играют родители, и с этим в Украине – огромные проблемы.

«Если родители – за тебя, если они не осуждают тебя, любят и поддерживают, то все остальное можно пережить. И издевательства одноклассников, и избиения на улицах, и презрительные шутки вчерашних друзей. А вот если ко всему этому добавить стыд в глазах матери и ненависть в крике отца, то вы сможете лишь примерно представить, что испытывает 15-летний человек, путь которого в этом мире только начинается», — поясняет психотерапевт. По ее словам, истоки любой дискриминации кроются в социальном неравенстве общества. Чем больше этот разрыв, тем больше напряженности внутри общества, больше агрессии и потребности найти виновного.

Порой виновными становятся люди с темной кожей, порой – женщины, порой – представители ЛГБТ. «Группа, к которой принадлежит человек, кажется ему лучшей, это заложено тысячелетиями. Другая группа заведомо оценивается как опасная, которая вызывает страх. Вместо ситуации «я и другой», то есть, «я и такой же, как я, равный мне», возникает иное противопоставление: «я и чужой», то есть, «я и враждебный чужой, которого надо подавить, чтобы он не подавил меня». Так возникает любая дискриминация, — пояснила О. Хайдукова.

Кстати, если взрослые представители ЛГБТ-сообщества имеют возможность встречаться в центрах, где есть в том числе и психологическая поддержка, то для подростков ничего подобного нет. Несовершеннолетние граждане Украины могут рассчитывать только на себя и на то, что им повезет встретить хорошего психолога или настоящего друга. Еще один вариант – различные телефоны доверия. Специальных телефонов для подростков-ЛГБТ нет, однако психотерапевты говорят, что им могут помочь на любой телефонной линии психологической поддержки.

Как нарушают права ЛГБТ

Расхожее мнение о том, что представителей ЛГБТ в Украине никто не подвергает ущемлениям, по мнению ряда экспертов является, мягко говоря, ошибочным. Как рассказала Репортеру практический психолог, тренер Нина Вербицкая, есть несколько аспектов дискриминации ЛГБТ. Первый из них содержится в статье 21 Семейного кодекса Украины, которая предусматривает заключение брака между мужчиной и женщиной. Можно долго рассуждать о моральной и традиционной стороне вопроса, но по факту — таким образом представители ЛГБТ-сообщества, такие же граждане страны, работающие и платящие налоги, не имеют всей полноты прав и возможностей. В частности, права на совместное имущество, на алименты, на наследование, на льготное налогообложение и кредитование, на общую фамилию, на принятие решений, связанных со здоровьем партнера и т.д.

Кроме того, в Украине до сих пор действует запрет для ЛГБТ быть донорами крови. Об этом сказано в в «Перечне заболеваний, противопоказаний к донорству и форм рискованного поведения». В нем есть запрет и для тех, кто состоит в гомосексуальных отношениях (пункт 1.3).

В Уголовном кодексе Украины нет понятий «преступление на почве ненависти» и «инцидент на почве ненависти». «Единственная статья в Уголовном кодексе, по которой можно привлечь к ответственности за преступления на почве ненависти – это ст. 161. Она предусматривает уголовное преследование за «умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды, на унижение национальной чести и достоинства, или оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями». Однако в этом перечне нет ответственности за преступления на почве ненависти по признакам сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Однако такие преступления совершаются в Украине регулярно», — пояснила Н. Вербицкая.

Одесское общество – более толерантное?

По мнению экспертов, восприятие представителей ЛГБТ-сообщества в Одессе отличается от других городов в лучшую сторону: «Сравнивая Одессу и другие города Украины, например, Кривой Рог, Житомир, Хмельницкий, я могу сказать, что в Одессе господствуют более толерантные взгляды», — считает координатор тренингового культурно-развлекательного комьюнити-центра для ЛГБТ-сообщества в Одессе Анна Леонова.

По ее словам, одной из особенностей Одессы является культурное разнообразие, национальное, религиозное: «У нас привыкли спокойно относиться к тому, что есть люди, которые отличаются от нас. Например, на одной улице живет православный мужчина, и он нормально относится к тому, что на соседней улице живет еврей-анархист, к примеру. Отношение к сексуальным меньшинствам – такое же. Вдобавок, определенную роль играет материальный фактор. Если у людей нет работы, нет денег, у них – много проблем, они склонны винить в этих бедах кого-либо другого». «Это как с известным примером про «понаехавших». В Одессе эта проблема не настолько серьезная, как во многих других регионах, потому и нет такой потребности – вымещать свою злость на других», — отметила Анна Леонова.

С ней согласна кандидатка исторических наук, экспертка по вопросам гендерной политики Наталья Чермошенцева: «Юг Украины – это многонациональная мозаика, здесь с детства привыкают к терпимости. Кроме того, в аспекте восприятия представителей ЛГБТ-сообщества важен религиозный вопрос. У нас немного другая ситуация, чем в тех регионах, где влияние церкви сильнее, а потому и меньше негативного восприятия».

Что меняется?

«Раньше, еще несколько лет назад, мы запросто могли наблюдать такую картину: после нас в кафе протирали со спиртом столики. Сейчас кажется, что это – дикость, но так было еще недавно», — вспоминает Анна Леонова. «В Одессе был, например, такой случай. Учительнице одной из школ предложили должность директора школы. Ее вызвали в райотдел образования, сказали, что она – идеальный кандидат. Вот только… ей настоятельно рекомендовали выйти замуж. Хотя бы для проформы, просто сделать вид, что она – гетеро. Мол, а сама делай, что хочешь. Она не согласилась и, конечно, директором ее не назначили», — рассказала она.

По словам Анны Леоновой, бытовая гомофобия – реальность, с которой постоянно сталкиваются ЛГБТ: «У нас ведь на работе принято спрашивать, есть ли семья или любимые, когда свадьба и так далее. Получается, что остается два выхода: либо врать, либо ни с кем не общаться и жить с имиджем ненормального».

Однако, по наблюдениям экспертов, ситуация все же меняется. «Важно, что в этом году впервые произошла легитимизация вопроса. Президент Украины заявил, что все люди имеют право на мирное собрание. Это очень важно. Во-вторых, во время Марша равенства в Киеве сработала милиция. Она продемонстрировала, что защищает граждан, то есть, выполняет свои прямые обязанности — то, от чего мы давно отвыкли. В- третьих, меняется риторика. В обществе говорят так: мы пережили Майдан, мы боролись за свободу. Значит, свобода должна быть для всех. В-четвертых, меняется реакция общества. Я думаю, важно делать следующие прайды открытыми, без предварительной регистрации. В этот раз в целях безопасности регистрация была, но многие были готовы прийти просто для того, чтобы защитить людей и их право на свободу», — уверена экспертка Наталья Чермошенцева.

По ее словам, большая часть украинского общества в вопросе отношения к ЛГБТ характеризуется как сомневающаяся, но отнюдь не агрессивная: «Люди зачастую говорят так: «Пусть живут, как хотят, лишь бы не демонстрировали это». Конечно, они ошибаются, потому что никто и не собирается что-то демонстрировать, а Марш равенства – это движение за права всех людей. Однако не стоит «силой» навязывать эту точку зрения, со временем осознание само придёт. Рывком делать ничего не надо».

Позиция церкви

В одесских храмах – вне зависимости от конфессий – ЛГБТ не рады. По словам горожан – представителей-ЛГБТ, в лучшем случае каждая исповедь для них заканчивается напутственными словами: «Ты будешь гореть в аду, если не опомнишься. Это – мерзость перед лицом Господа». «После очередной исповеди, которая фактически закончилась проклятиями, я решила, что в храм больше не пойду», — рассказала нам одесситка Ирина.

Нередко в храмах ЛГБТ не допускают к причастию, а порой и вовсе выгоняют. Однако в Украине есть священнослужители, которые смотрят на этот вопрос иначе. Епископ Владимир Вильде, экзарх в Украине Автокефальной греческой православной церкви Америки и Канады рассказал Репортеру, что часто ездит по украинским городам и проводит духовные беседы и христианские таинства для представителей ЛГБТ-сообществ.

«Я бываю в Одессе, часто езжу по другим городам. Среди ЛГБТ – очень много верующих людей, которые нуждаются в церкви, в духовном наставничестве. Кстати, очень полезный опыт одесситы могли бы перенять у Кривого Рога. Там есть движение родителей ЛГБТ. На Западе принятие представителей сексуальных меньшинств произошло в том числе благодаря их родителям. Они просто выходили на марши равенства и говорили: «Смотрите, это наши дети. Они не заслужили презрения и дискриминации. Они – такие же, как и вы». И это сработало», — рассказал о. Владимир.

По его словам, в Украине развитие гражданского сообщества происходит сейчас намного быстрее, чем, например, в США, где с дискриминацией начали бороться в 60-х годах. «Там для этого потребовались десятилетия, но у нас, вполне возможно, это произойдет быстрее. Если общество будет становиться менее агрессивным и более терпимым, церкви придется реагировать на этот запрос. Все мы знаем, что церковь абсолютно серьезно считала леворуких людей приспешники дьявола, которые пишут его рукой. Все мы знаем, что церковь совершенно серьезно считала рыжеволосых женщин колдуньями, чьи волосы опалило адское пламя. И все мы помним, что было с теми, кто утверждал, что Земля – круглая. Это изменилось. Изменится и отношение к ЛГБТ, это лишь вопрос времени», — отметил священник. Кстати, по его информации, на ближайшем Вселенском православном соборе, который состоится в 2016 году, будет рассмотрен вопрос об отношении православной церкви к ЛГБТ.

Политики к обсуждению не готовы

Одесские народные депутаты пока не готовы обсуждать вопросы о дискриминации ЛГБТ. Впрочем, на вопрос корреспондента Репортера о том, возможно ли положительное голосование за законопроект Игоря Мосийчука о запрете пропаганды гомосексуализма и абортов, депутаты ответили категорически отрицательно. «Это потрясающая глупость. Что тут комментировать? В стране – тяжелейшее социально-экономическое положение, об этом надо думать», — считает нардеп Эдуард Матвийчук.

С его мнением согласны практически все одесские нардепы, однако говорить о дискриминации ЛГБТ в Украине политики не стали. Более-менее развернутый комментарий дал Алексей Гончаренко: «В Советском Союзе уже запрещали, и к чему это привело? Кто мы такие, народные депутаты, чтобы запрещать кому-то жить так, как он хочет, чтобы вмешиваться в личную жизнь?». «Но насчет того, надо ли принимать закон против дискриминации ЛГБТ, не уверен. Разве у нас есть дискриминация?», — поинтересовался нардеп. Услышав от нашего корреспондента информацию о том, что геям в Украине до сих пор запрещено быть донорами крови, депутат удивился: «Я не знал. Тогда да, это надо как-то менять, убирать такую норму».

В августе в Одессе пройдет неделя прайдов. По информации Анны Леоновой, на протяжении трех дней будут проводиться круглые столы, дискуссионные площадки, показы короткометражек на тему семейных отношений, гендерной политики, прав человека. Как встретит эти мероприятия Одесса — покажет время.