Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

30.11.2016

«Никаких азиатов, никаких черных». Почему в гей-сообществе столько расизма?

Расизм – серьезная проблема внутри ЛГБТ-сообщества, и ее необходимо решать, пишет в своей публикации The Guardian. Несмотря на желание и готовность многих ЛГБТ-людей из различных этнических групп бороться с ним, изменений не происходит. «Как я могут быть ксенофобной угнетательницей, если я принадлежу к угнетенной группе?» – вот главный аргумент многих белых ЛГБТ-людей. Но в основании лежит другая, гораздо более разрушительная проблема. ЛГБТ-мир вращается вокруг белых мужчин-геев, исключая всех остальных. Радужный флаг белее, чем кажется.

«Меня сексуализируют за цвет моей кожи и никогда не относятся ко мне, как к человеку», – говорит мне Саиф. – «Комьюнити привыкло воспринимать исключительно белых «мужественных» мускулистых геев, а остальных, на самом деле, не принимает или считывает как «одного из этих».

Он не стремится обвинить кого-либо конкретно, а критикует принятый в сообществе для поклонения «сексуальный образ белого мужчины-гея». Согласно исследованиям FS magazine, подавляющие 80% черных мужчин, 79% азиатских мужчин и 75% – южно-азиатов испытали на себе расизм в гей-среде.

«Никаких азиатов, никаких черных». Почему в гей-сообществе столько расизма?

Это проявляется во многих отношениях. Кто-то из них исключен из-за своей этнической принадлежности, кто-то, наоборот, объективирован. На сайтах знакомств и в приложения многие в своих профилях указывают «никаких азитов» или «никаких черных», таким образом исключая целые этнические группы. Прямо как чудовищные знаки на дверях в Британии в 1966-ом: «Никаких собак. Никаких черных. Никаких ирландцев».

 

«В приложениях вроде Grindr, – пишет Мэтью Родригеc (Matthew Rodriguez), – геи хвастаются своими расовыми предпочтениями к кандидатам на свидание с такой же гордостью, с какой гетеросексуальные мужчины говорят о любимой бейсбольной команде».

У Хоми (Homi) персидское происхождение, но его иногда «путают с греком, итальянцем, испанцем и т.д.». Однажды в ночном клубе с ним активно заигрывал новый знакомый. В конце концов, тот спросил: «Откуда ты?». Когда Хоми ответил, что из Индии, мужчина был в ужасе: «Извини, не сплю с индусами! Индусы не в моем вкусе».

И это не только западное явление. Луан (Luan), бразильский журналист, рассказал мне, что в его стране есть «евроцентричный стандарт красоты» и «культ белого мужчины, что само по себе абсурдно, учитывая, что больше половины населения – черные или PoC* (people of colour)».

Другие вспоминают о своем печальном опыте посещения ЛГБТ-клубов. Мишель (Michel) родом из Южной Азии, он рассказал мне, как охранники не дали ему войти в клуб, потому что он «не выглядит геем» и называли «грязным паки*(пакистанцем)». Он сказал, что отношение в целом стало еще хуже после кошмара в клубе «Орландо», где стрелявшим был мусульманин.

Но есть и вторая сторона медали – объективация. Малик (Malik) называет это «фетишизацией» расы. Он говорит, что отказ людям по причине их этнической принадлежности это ужасно, но «так же ужасно, если кто-то сводит тебя исключительно к твоей национальности на свидании или при знакомстве». Его арабские корни становятся поводом объективировать его и загнать в рамки стереотипа любителями «вот бы попробовать с…», вплоть до того, что на этом основании ему присваивается определенная сексуальная роль.

«Никаких азиатов, никаких черных». Почему в гей-сообществе столько расизма?

Когда Royal Vauxhall Tavern – знаменитое лондонское ЛГБТ-заведение – организовало драг-выступление с использованием «блэкфейс», Шардин Тейлор-Стоун начала кампанию «Против радужного расизма». Драг-шоу сплошь состояло из «экспрессивных движений шеей, щелчков пальцами, нахальной грубости, безвкусных укладок» и других расовых стереотипов, – говорит она. После запуска петиции против события, она получала угрозы физическим насилием. «Белым ЛГБТК, искренне не приемлющим расизм, необходимо активизироваться и взять на себя ответственность за то, что происходит в их сообществе», – пишет она.

 

Есть в этом вина и ЛГБТ-изданий. Исторически, они находятся в сфере влияния белых мужчин, пренебрегая расовыми проблемами и изображая белых мужчин как идеал красоты. Дин (Dean) перестал покупать популярные гей-журналы два года назад. «Они пишут о PoC, только если те сделают что-нибудь гомофобное», – считает он. – «Гей-медиа полностью «отбелены»».

В последние месяц наблюдаются некоторые позитивные изменения, как рассказал мне один ведущий черный гей-журналист, но только благодаря действиям притесняемых по этническому признаку ЛГБТ-людей, «держащих собственные журналы, устраивающих собственные мероприятия» и использующих социальные сети, блоги, подкасты и бойкоты, чтобы форсировать изменения.

Белые ЛГБТ-люди гораздо чаще, чем гетеросексуальные, страдают от ментальных расстройств, а среди представитель_ниц этнических групп он еще выше. Несомненно, расизм играет свою роль. По словам Родригеса, профили в приложениях знакомств, отвергающие целые этнические группы «ведут к внутреннему расизму, снижают самооценку и вызывают психологический стресс».

Многие из тех прав и свобод, которые обрели все ЛГБТ-люди, были достигнуты благодаря вкладу черных людей и представитель_ниц этнических групп: взять к примеру, не-белых протестующих во времена Стоунволла. Самое меньшее, что белые ЛГБТ-люди могут сделать – это отслеживать и сопротивляться расизму в собственных рядах. Шангела (Shangela) подчеркивает, что расизм в ЛГБТ-сообществе «больнее, потому что исходит от людей, с которыми ты ощущаешь родство».

Ультраправые движения на маршах в западных странах сегодня сознательно стремятся включать права ЛГБТ в свою повестку. Мусульман_ок, особенно после «Орландо», изображают как глобальную угрозу для гомосексуало_к. Есть те, кто говорят о правах ЛГБТ, только если это поможет ударить по мусульман_кам или мигрант_кам. Американские сайты белых националисто_к сейчас продают флаги ЛГБТ-гордости вместе с флагами Конфедерации. Скандально известный Майло Ианнополус (Milo Yiannopolous) стал иконой всех американских ультраправых, будучи геем. В Нидерландах антииммигрантское движение возглавлял гей, Пим Фортуин (Pim Fortuyn) вплоть до своей гибели. Во Франции треть женатых гей-пар поддерживает ультраправый Национальный фронт.

Борьбу против расизма, безусловно, возглавляют PoC, которые страдают от его последствий – такие как, Black Out в Великобритании, которые борются за возможность высказываться для черных геев, и Media Diversified – кампании за репрезентацию угнетаемых групп в медиа. Но пока белые ЛГБТ-люди – перед которыми благоговеет гей-комьюнити – не слушают голоса тех, кто находится в тени, мало что изменится.

То, что тебя угнетают, не значит, что ты не способ_на угнетать других – совсем не значит. ЛГБТ-люди боролись против предубеждений и ксенофобии в отношении них на протяжении нескольких поколений. Трагично, что они допускают и игнорируют такую же несправедливость в своих рядах.

«Никаких азиатов, никаких черных». Почему в гей-сообществе столько расизма?