Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

14.04.2017

Новый сериал «Когда мы восстанем» рассказывает про историю ЛГБТ-движения в США

На канале abc стартовал сериал Когда мы восстанем (When We Rise) – основанное на реальных событиях псевдодокументальное шоу от сценариста Харви Милка, в котором идет речь об истории ЛГБТ-движения в США, пишет LGBT.pro. В первом сезоне будет 7 эпизодов, ориентировочно по 85 минут.

Действие Когда мы восстанем охватывает несколько десятилетий, с 1969 года до наших дней. В центре сюжета — борьба представителей сексуальных меньшинств Соединенных Штатов за свои гражданские права, от первых протестов до легализации однополых браков. У каждого из героев своя история. Клив Джонс стал одним из первых борцов за права геев в Аризоне в далеком 1972 году, основав в дальнейшем сообщество и возглавив его. Афроамериканец Кен Джонс, ветеран Вьетнама, долгие годы помогал тем, кто столкнулся с ВИЧ-инфекцией.

2006 год
Изможденный мужчина в больших очках и белой футболке, сжав в руке крест, рассказывает в интервью задумчивому юноше о заре ЛГБТ-движения. Мужчину зовут Клив Джонс (Гай Пирс), ему 52 года, он активист, гомосексуал и основатель международного мемориала памяти жертв СПИДа «Квилт». Эти и другие подробности биографии (включающая ВИЧ-инфекцию) окажутся вписаны в исторический контекст, но Джонс не единственная важная фигура ЛГБТ-движения. В какой-то момент интервьюер очень сосредоточенно спросит: «Когда вы поняли, что нужно восстать?», и Джонс сообщит, что многие люди одновременно услышали и почувствовали этот зов.

Права женщин, права афроамериканцев – настал и их черед. Отправной точкой стали знаменитые стоунволлские бунты 1969 года, когда регулярные полицейские рейды в гей-кварталы встретили активное сопротивление (об этих событиях два года назад снял фильм «Стоунволл» Роджер Эммерих, постановщик «Дня независимости» и открытый гей).

1972 год
Монахиня застает молодого Клива Джонса (Остин П. Маккензи) с другим парнем, но не бросается ябедничать родителям юноши или широкой общественности, а спокойно предлагает ему поговорить с матерью и отцом самому. Джонс листает книгу по психиатрии, где гомосексуальность идет перед некрофилией с рекомендацией к лечению через лоботомию, и выбирает для разговора свой день рождения.

Папа-врач расстраивается и предлагает решить проблему при помощи медицины, но Джонс предпочитает переехать в Сан-Франциско. Туда же командируют ветерана Вьетнама Кена Джонса (Джонатан Мейджерс), набожного афроамериканца, пережившего смерть возлюбленного на учениях. Во Фриско ему предстоит проводить разъяснительные беседы с офицерами-расистами. Здесь же оказывается Рома Гай (Эмили Скеггс), вернувшаяся в США из Того, где лесбийская любовь не вызывает ни у кого желание обратиться в полицию.

Через года она организует центр искусств и образования, ратующий за гендерное и социальное равенство. Пока же ей предстоит столкнуться с тем, что движение за права женщин довольно прохладно относится к лесбиянкам. В финале первой серии все они встретятся в местном Сити-холле – месте, где ЛГБТ-сообщество может проводить время, не опасаясь полицейского произвола.

Выбор ключевых фигур, которые, вероятно, тоже дают интервью (взрослую Рому играет Мэри-Луиз Паркер, Кена Джонса – характерный афроамериканец Майкл Кеннет Уильямс), показателен. Когда мы восстанем не сводится к хронике ЛГБТ, это история о правах человека вообще – вне зависимости от расы и гендера.

Шоу написал Дастин Лэнс Блэк – оскароносный сценарист Харви Милка и Дж. Эдгара

Цифры и факты в Когда мы восстанем производят наибольший эффект – будь кино документальным, правда жизни затмила бы драматизацию, гуманистический пафос и ощущение, что все происходящее стереотипизированно. Клив Джонс в исполнении болезненно худого Пирса напоминает классического персонажа с ВИЧ-инфекцией – ныне здравствующий активист никогда так не выглядел.

С другой стороны, если бы такой фильм вышел в российский прокат, то сам сегодняшний контекст сделал бы его особенно важным. Блэк поднимает тему ВИЧ, замалчиваемую в России, и говорит о правах человека в самом широком смысле (в том числе и в том, который легким движением руки может подпасть под статью о пропаганде). Наконец, люди, выходящие на улицу, – снова звучит сегодня очень резонансно для российской повестки. И это совпадение порой оказывается важнее художественных ценностей проекта.

, призвавший в соавторы, в частности, настоящего Клива Джонса, считающегося одним из учеников Милка.