Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

05.10.2012

Почему новости на гей-тематику не более крамольны, чем информация о разводе Петра Симоненко

Проект Закона Украины с длинным названием «О внесении изменений в некоторые законодательные акты (относительно защиты прав детей на безопасное информационное пространство)», более известный по своему регистрационному номеру 8711, — это шедевр политтехнологий и иезуитского подхода к реалиям нашей жизни. Сейчас объясню, почему.

С одной стороны, законопроект ставит во главу угла защиту прав детей. Но, вот незадача! В самом тексте этого акта о детях — ни слова. С другой стороны, в тексте законопроекта его авторы говорят о том, что в нашей стране надо запретить «пропаганду гомосексуализма». При этом под пропагандой подразумевается простое информирование.

Судите сами: если Петр Симоненко, лидер Компартии, развелся со своей супругой, а газеты об этом написали, то является ли это пропагандой разводов в Украине? То-то же и оно: найдутся те, кто скажет: «А что тут такого? Развелся человек — да и развелся. Ему самому решать. А мне как избирателю — это интересно!» А найдутся и те (и они реально находились), кто говорил: «Какой пример Симоненко подает молодому поколению?! Он бросил жену, с которой прожил столько лет. Стыд ему и позор!».

Так же и с гомосексуализмом: если по телевизору покажут сюжет о том, что Британия узаконила браки между лицами одного пола, то это пропаганда или информирование? А теперь посмотрите на это с собственной точки зрения, то есть с позиций человека, который просто следит за мировыми новостями: вам интересно об этом знать или нет? А вот законопроект 8711 как раз и нацелен на то, чтобы медиа таких сюжетов не давали, а газеты таких заметок не писали. «Табу на гомосексуализм в информационном пространстве!» — вот какой девиз у законопроекта 8711.

Цензура информации

Теперь о детях. Я горячо приветствую благое намерение защитить ребенка в его праве на безопасное информационное пространство. Сделать это можно двумя способами. Вариант первый — во имя детей ограничить медиаконтент, а простыми словами — сузить допустимое содержание информационной продукции (книг, журналов, газет, телерепортажей, кинолент). Второй вариант — отрегулировать допуск детей к информационной продукции. Документ 8711 предлагает пойти по первому пути, то есть отцензурировать саму информацию, причем не информацию для детей, а информацию вообще. Что тогда получается? А получается, что всю информацию надо рассматривать глазами ребенка: что ему можно смотреть, а что нельзя.

Но тогда под запрет должна попасть и вся так называемая «взрослая» информация — правдивые изображения катастроф, откровенные гетеросексуальные сцены, изображения актов насилия и многое другое. Развитые страны пошли по другому пути: во имя информационной безопасности ребенка они отрегулировали не информацию, а правила допуска к ней детей. Именно поэтому киноленты и телепродукция имеют на Западе специальную маркировку: что, с какого возраста можно смотреть и читать.

Причем западные специалисты поступили мудро, выделив в общей категории «дети» отдельные возрастные подгруппы: дети до 12 лет, дети до 14 лет, до 16...И вот беда: авторы законопроекта «О защите прав детей на безопасное информационное пространство» просто зациклены на гомосексуализме. Ведь ни о каких других факторах защиты детей они вообще не ведут речь в своем законопроекте.

Их озабоченность гомосексуализмом настолько велика, что впервые за двадцать лет парламент принял специальное регламентное решение по гомосексуальной проблематике, а именно — одобрил этот документ в первом чтении. Кто же эти герои, которым гомосексуализм не дает покоя? Евгений Царьков (Компартия), Павел Унгурян (БЮТ), Лилия Григорович (НУНС), Тарас Чорновил (ныне внефракционный), Екатерина Лукьянова (НУНС), Юлия Ковалевская (ПР).

Заголовок оставить, остальное — переписать

Естественно, что по мере взросления дети должны получать информацию о сексуальности вообще и сексе в частности. Разве мы решимся вдруг отменить просветительскую функцию книг, фильмов и телевидения?! Но, согласитесь, это прямо противоположно тому, за что сегодня проголосовал парламент.

Есть ли выход из этой странной ситуации? Безусловно. Надо оставить неизменным заголовок законопроекта, но полностью поменять его содержательную часть, прописав в ней именно то, что позволит защитить право детей на безопасное информационное пространство. И естественно, полностью снять в этом законодательном акте всякие упоминания о «пропаганде гомосексуализма». Это именно тот путь, по которому собирается пойти ряд народных депутатов при подготовке законопроекта ко второму чтению.