Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

11.05.2016

Прямая речь: каково это — быть юным геем в России

Когда журналистка Dazed Сирин Кейл обратилась к российским подросткам-геям с просьбой рассказать о своей жизни, то удивилась количеству откликнувшихся. Всего через пару часов, после публикации поста в одной из российских ЛГБТ-групп в соцсети, ее почта была завалена письмами, пишет Нож.

надя

Надя, 18, Санкт-Петербург

В глазах других мы — ошибки, уроды, больные. Мы убиваем свою страну, потому что не можем иметь детей (даже учитывая то, что законодательство не разрешает нам усыновление). Геи в России рискуют жизнью, когда организуют ЛГБТ-ивенты или стоят в пикетах. Жизнью рискуют даже натуралы, которые отстаивают их права.

Когда я призналась маме, что я би, она сказала, что ненавидит гомосексуалов. Что это больные люди, которые насилуют детей. Это были самые ужасные слова, которые я слышала от нее за всю жизнь. Даже когда она била меня за плохие оценки в школе, мне не было так больно. С отцом не разговариваю после его заявления, что все, кто защищает геев, больные. Хорошо, что он не знает про меня. Мне страшно, что я останусь в одиночестве до конца моих дней.

Инга, 14, Санкт-Петербург

Я не совершала каминг-аут. Моя мать очень религиозна, а отчим нетерпим к меньшинствам. У меня нет настоящих друзей, единственный человек, который знает о моей ориентации — мой психолог.

Моя мать уволила свою подчиненную, узнав, что она лесбиянка. Я слышала об еще одном случае, когда девочку-лесби выгнали из школы за «распространение пропаганды гомосексуализма».

алена

Алена, 16, Санкт-Петербург

В России ты должен скрывать свою нетрадиционную ориентацию, всегда, когда это только возможно. Мне повезло, я живу в большом городе. В сельской местности людям намного тяжелее. Я могу держаться за руки со своей девушкой на улице, и прохожие будут думать, что мы просто подруги.

Я не решила, хочу ли уезжать из России. Мне нравится наша природа, наш язык, музыка. Но есть еще странный менталитет россиян и пугающие законы.

Алексей, 21, Саратов

Все скрываются. Когда ты гомосексуалист, сложно найти родственную душу. Я открытый гей, и если меня кто-то спросит, нравятся ли мне мужчины, я отвечу «да». Но так поступать не всегда безопасно. В школе меня часто дразнили, но мне было все равно. Меня волновало только мнение людей, которые мне небезразличны, а друзья всегда меня поддерживали.

дмитрий

Дмитрий, 17, Ленинградская область

Все не так уж страшно, но в маленьком городе сложно найти партнера и планировать будущее. Мои друзья и одноклассники в курсе, что я гей, но семье я не сказал. Они выросли в Советском Союзе, и в них воспитали нетерпимость к таким вещам.

В России есть люди, которые считают себя патриотами и при этом думают, что геи — предатели родины, педофилы, враги. Я часто думаю об эмиграции, не из-за бытовой гомофобии, а из-за политики. Я хочу жить так, как живут европейцы. Несмотря на принятие закона о запрете гей-пропаганды, мне кажется, что в целом ситуация сейчас улучшается. Молодое поколение не соблюдает этот закон, хотя в любой момент все может измениться.

Анна, 17, Москва

Быть открытым геем в России нелегко, я знаю тех, кто не скрывается и ежедневно сталкивается с гомофобией. Некоторых моих ЛГБТ-друзей преследуют в школе, шантажируют, бьют. О том, что я лесбиянка, знают лишь несколько самых близких друзей. Моя семья не в курсе, я знаю, что они этого не примут, потому не признаюсь. Я люблю их, поэтому скрываю от них эту часть себя.

Я люблю Россию и не хочу уезжать отсюда. Лично я не никода не сталкивалась с гомофобами, но в соцсетях — неоднокрано. Ненавижу таких политиков, как Милонов и Мизулина, ненавижу тот факт, что Путин утверждает, будто у геев в России множество прав. Это не так.

алекс

Алекс, 27, Благовещенск

Я понял, что мне нравятся парни, где-то в 12-13 лет, но старался «стать натуралом» до 22-х. Я знаю, что сексуальность — это не фаза, которая проходит, но мне по-настоящему страшно говорить о ней с кем-то. Когда ты гей в России, ты чувствуешь себя гражданином второго сорта.

Я перестал скрывать свою ориентацию в 22, и к счастью, большинство друзей от меня не отвернулись. У меня хорошие друзья. Семья прореагировала иначе — отец сказал, что я попал под влияние гей-пропаганды, а двоюродный брат — что я ненормальный.

Около года назад я решил жить открыто, потому что хотел быть счастливым, а это невозможно, когда ты скрываешь свою сексуальность. Хотя я осознаю, что в России так жить опасно, я все же рад, что мне не приходится ничего прятать.

Не думаю, что я смогу держаться за руки со своим партнером или целовать его на публике. Я не хочу выслушивать все это гомофобское дерьмо. Я часто думаю о том, чтобы уехать из России. Я хочу жить своей жизнью, иметь семью, любить и быть любимым, и не бояться все время.

григорий

Григорий, 17, Краснодар

Я никогда не покидал Россию, так что не знаю, есть ли в мире такое место, где люди живут иначе. Гомофобия проникла в мою жизнь так глубоко, что я ее даже не ощущаю. Мои друзья постоянно с кем-то встречаются, а я уже свыкся с мыслью, что со мной этого не произойдет. Что любовь не для меня. Иногда я с ужасом замечаю, что смирился с этим. Знаю, что я не какой-то неправильный, просто так сложились обстоятельства в России. Если ты натурал — у тебя все будет в порядке. Если нет — заткнись и страдай, или борись и страдай. Я не уверен, что хуже.

Я признался маме — если это можно так назвать, она застала меня мастурбирующим на гей-порно. Пришлось сказать папе и сестрам. Большинство моих друзей не знают, но не потому, что я боюсь издевок — просто никто не спрашивает. Сложнее всего найти кого-то, с кем можно встречаться, потому что там, где я живу, почти нет подходящих партнеров. Я не то что один в джунглях — я один в пустыне.

Я думал о том, чтобы уехать, и много работаю над совершенствованием своего английского. Но уехать за рубеж и найти работу почти невозможно. Российское образование не особо котируется в большинстве западных стран, а иностранное образование очень дорогое. Если честно, есть все шансы, что я тут и сгнию.