Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

03.04.2016

Становясь женщиной

Ироничный беларусский проект «becoming a woman» — «становясь женщиной» — оригинальная попытка критического осмысления конфронтации маскулинности и феминноcти в нашей культуре. Вооружившись не только «феминистской оптикой», но и линзами камер, ребята создают короткие ролики о физических практиках «превращения в женщину». MAKEOUT в лице Милы Новаковской поговорил с командой проекта о том, что их вдохновляло в процессе работы.

В рамках проекта под категориями «женщина» и «мужчина» мы подразумеваем неуловимые и эфемерные конструкты, которые созданы из предписанного пола, и связанных с ним требований относительно поведения, ролевого набора и участия в публичной и приватной сферах.

— Что представляет собой проект?



Тони: Проект «becoming a woman» — это серия коротких видео о телесных практиках, которые традиционно описываются у нас как «женские». Изначально у нас не было глобальной цели, ради которой мы это делали: первое видео появилось в результате бурного спора о том, больно ли депилировать ноги. Постепенно мы определили для себя, что месседж проекта — в критическом отношении к тому, как создаются наши тела. Как они прочитываются, что мы считаем «женским», а что — «мужским», как вписываются в социальную реальность через разные нормы и стандарты и какую роль во всем этом играет физическая боль.



— Как появилась концепция?



Т: Самое первое видео (про депиляцию) мы снимали летом. Лето — благодарное время для дебатов о том, насколько прогрессивна минская среда в отношении небритых ног. Мы разговаривали с моим другом Эваном о том, насколько бритье является или не является «обязанностью» «женщин». Я в то время был изрядно вдохновлен рассказами знакомых о поездке в Болгарию. Там у «мужчин» модно брить ноги, и знакомые пережили культурный шок, потом рассказывая всем на своем пути, что «мужчины могут брить ноги». В общем, я предложил Эвану депилировать ему ноги, если он хочет на себе попробовать, каково это — следовать мировым трендам. Так мы сняли первое видео. Нам понравилось, и мы решили, что надо найти еще парочку «мужчин», которые хотят на себе прочувствовать, что такое мучительные телесные практики.К следующим двум видео мы подошли более продуманно, потому что нам нужно было объяснять малознакомым людям, почему им следует пробовать на камеру то, за что в традиционалистском обществе не похвалят. Мы решили, что хотим обратить внимание не на те практики, которые официально признаны кровавыми и болезненными — пластическая коррекция, похудение и т.д., — а заняться мелкими и с первого взгляда незаметными практиками, которые ежедневно тебя точат, и ты с ними миришься. Окей, нужно надеть каблуки, нужно ухаживать за лицом, нужно краситься, нужно следить за тем, чтобы кожа оставалась молодой, — это не всегда отнимает много времени, это не всегда очень больно. Просто каждый день это 15-20 минут твоего времени, проведенного перед зеркалом в попытках сделать свое тело еще более «нормальным», еще более «женским», еще более «традиционным». Отсюда, например, и аудиоряд: мы используем образцы классической европейской музыки, где Моцарт — такой же must have, как и гладкая кожа в культуре.


Видеопроект «becoming a woman»

Анна: Так, например, мы выбрали тушь потому, что она входит в базовый набор декоративной косметики. Тушью пользуются чаще, чем тональным кремом, тенями для век или чем-либо другим. А дарсонваль — неприятная телесная практика, через которую пришлось пройти мне самой. Дерматолог посоветовал приобрести прибор для улучшения состояния моей кожи, и я долгие месяцы мучила себя импульсными токами.



— Кто участвовал в реализации проекта? Как собралась команда?

Т: Всего нас человек девять... восемь? Разные люди занимаются очень разными вещами. Я ничего делать не умею, только придумывать, как все должно быть, и писать тексты, поэтому чаще всего отвечаю за помещение, за людей и за план съемки. Еще у нас есть монтажер Эван, фотограф Лу, участники съемок, помощни_цы на месте.



Лу: Тони рассказал о своей идее проекта и позвал меня снимать видео и делать фотографии. Несмотря на то, что я отвечаю за визуальную составляющую: какие материалы мы получим на выходе, как все смотрится и так далее, — все участвующие вместе придумывают названия, ищут цитаты к видео, обсуждают, какие именно практики нужно взять для съемок и как их следует визуализировать.



Хидеаки: Вообще, честно говоря, изначально я присоединилась к команде потому, что мне сказали: «Пойдем в субботу брить ногу Эвану воском», — и я ответила: «Ну, почему бы и нет?». Для меня это было очень любопытным опытом. Это как гарфинкелинг: ты прямо чувствуешь, как ломаешь существующий стереотипный ход вещей, тебе весело и немножко странно одновременно. Забавные ощущения.



Т: Я сразу просил людей приводить с собой других, которым было бы интересно внести свой вклад в проект. Так, например, появилась Аня, которая придумала идеи двух последних видео.


Видеопроект «becoming a woman»

— Почему вам было интересно и/или важно принять участие в проекте?

Т: Для меня это было первым опытом визуализации какой-то идеи в видео, поэтому проект стал попыткой сделать что-то в новом формате. Кроме очевидных причин: мне важно говорить о теле и важно ставить под сомнение полярность категорий «женское/мужское» и практик, которые эту полярность закрепляют. Проект было интересно делать, потому что все всегда были очень открыты новому, участники предлагали крутые идеи для видео, никто никого не стеснялся.

Лу: Мне было интересно снимать концептуальные видео, сам процесс был интересным и веселым. Особенно реакция администратора фотостудии, где мы снимали: молодой человек очень тушевался первые несколько раз, краснел, старался смотреть в пол. А потом заглядывал за ширму, наблюдал за съемками. Мне кажется, мы его немного фрустрировали. Этим проектом мы хотим показать людям, что не болезненные практики делают человека «женщиной», что категории «мужского» и «женского» — вообще очень странные и иррациональные.

Видеопроект «becoming a woman»

— С какими сложностями вы столкнулись в процессе создания и реализации?

Т: Не знаю, насколько это сложность, но я каждый день под нашими видео собираю ворох комментариев о том, что никто не заставляет «женщин» носить каблуки, что они сами себе бреют ноги и вообще феминизму давно пора заняться более важными проблемами.

 


Эван

Насколько я помню, все начиналось с нашей с Тони общей идеи создать феминистский медиапроект такого формата, который в Беларуси еще не занят. Решили создать канал на Yotube и заполнять контентом, связанным с гендерной теорией. Позже Тони рассказал, что хочет снять видео о болезненной практике удаления волос, перенося этот опыт на чье-то «мужское» тело. Этим кем-то должен был стать я, так как в первом составе команды был единственным, чей предписанный пол (но не гендерная идентичность) — мужской. Так родилось видео WAX, в котором мне воском удаляли волосы с ног. Какие-то навыки монтажа видео тоже были только у меня, поэтому моя основная роль в проекте быстро стала очевидной. Можно сказать, что в первую очередь проект для меня важен тем, что дал возможность попробовать новую форму творческого сотрудничества. И, конечно, для меня очень важна популяризация феминистских идей, репрезентация которых является основной целью проекта.

Необходимо было морально себя подготовить к тому, что сейчас будет больно. Но мне было не так сложно, учитывая то, что задолго до съемок я уже пробовал на себе более болезненную процедуру удаления волос электроэпилятором.

Было весело и страшновато. Было интересно, потому что мы не имели никакого представления о том, что выйдет из всей этой затеи. Но лично я присутствовал на съемках только первого видео. Во всех остальных случаях я включался в процесс создания роликов на стадиях пре- и постпродакшна. Еще периодически испытывал негодование по поводу того, что отснятый материал отличался от сценариев и/или раскадровок. Но это всегда было обосновано ограниченностью ресурсов, поэтому, как и все, я искал какие-то решения. И вроде бы всегда находил.

Очень неожиданный результат получился у этого всего. Мы, конечно, хотели выйти на большую аудиторию, но не ожидали, что это произойдет так быстро. Как говорил Тони, «мы снимали на мою собаку, монтировали на коленке, а теперь участвуем с проектом в двух фестивалях».


Артем

Для меня участие в проекте —это возможность продуктивно и интересно провести свободное время в кругу приятных людей, возможность почувствовать себя частью чего-то важного.

Я особо не задумывался (над выбором телесной практики — прим. ред.), просто подумал, что у меня это может получиться. Я не знал, что такое дарсонваль, поэтому пришлось погуглить и почитать о нем.

Во время съемок комфортно себя чувствовал, немного боялся сделать что-то не так. Меня совершенно не испугал дарсонваль, скорее вызвал любопытство — и я виртуозно водил им по своему лицу. Было интересно. Атмосфера получилась теплая и даже домашняя.

Считаю, что если бы парни хотя бы на время стали жертвами стандартов, которым приходится соответствовать девушкам, им бы просто не хватило сил и мужества. Нужно иметь огромную силу воли и терпение, что бы каждый вечер бить себя током 10 минут. И это только один из примеров.


Александр

Признаться честно, о бодипозитиве я слышал впервые, а о ЛГБТ-сообществе — лишь негативное. Однако я не сторонник стереотипного мышления и всегда ищу новые приключения на свою голову. Почему меня заинтересовал этот проект? Во-первых, понравился уже отснятый материал с каблуками и воском. Сделано было здорово: и оператор, и монтажер поработали на славу. Во-вторых, захотелось узнать, а смогу ли я.

Недолго думая написал, и для меня нашлось местечко в ролике с тушью. На депиляцию сам бы я не решился, я — не мазохист, а дарсонваль выглядит, честно скажу, устрашающе.

К съемкам никак не готовился, разве что морально, хотя и очень ждал почему-то этого дня.

Для меня, инженера без опыта съемок, несведущего в теме, съемки были в диковинку — все время, проведенное в студии, прошло увлекательно. Наблюдать за съемками других практик было интересно. Отдельная благодарность ребятам за непринужденную и веселую атмосферу.

Кое-что интересное после съемок в моей голове все же произошло. Для меня рамки стали шире, а понятия о нормах внешности, о красоте — какими-то очень искусственными и неубедительными.


Иван

На самом деле, когда я впервые услышал про этот проект, я удивился, т.к. мне была непонятна эта задумка. Но после того, как я пообщался с ребятами, загорелся идеей сняться.

Для меня стало важным поддержать саму идею проекта, донести его суть до зрителей, почувствовать что-то необычное, что-то новое.

В самом начале звучали идеи для съемок, и после некоторых обсуждений было решено, что я больше всего подхожу на роль с масочкой. Лично мне всегда хотелось попробовать наложить себе маску и почувствовать, как стягивается кожа и какую гладкость потом обретает, как все это смывается с твоего лица, потому я вызвался добровольцем.

К съемкам готовился разве что эмоционально, собирался с духом. Думал, как именно я все это буду накладывать, т.к. у меня такой опыт был впервые, и я слабо понимал, что мне нужно делать с этой густой темно-коричневой жижей.

Съемки проходили в хорошей дружеской атмосфере: мы разговаривали, перешучивались, обсуждали, как и что делать. Лично для меня самым сложным было после нанесения маски стараться не двигать мышцами лица, чтобы сохранять ее целостность. Т.к. я нанес маску еще и на веки, старался не открывать глаза. В итоге во всей этой веселой атмосфере 5-10 минут, ожидая, пока маска засохнет, мне пришлось сидеть с каменным лицом, что было достаточно сложно.

После съемок я стал лучше разбираться в косметике. А вообще начал немного по-другому смотреть на вещи, понимать, как женщины все это делают, сколько у них уходит времени и сил просто на то, чтобы выглядеть «приемлемо» в глазах других людей. Вспомнилось, что в Англии у половины парней косметики не меньше, а иногда и больше, чем у женщин. И это считается нормой.

© Фото Nollaig Lou