Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

20.09.2015

Супруги-переселенцы с Донбасса взяли на воспитание уже восьмого ВИЧ-позитивного ребенка

19s08 aids kопіюватиВ 2012 году Светлана и Евгений Исаевы стали лауреатами Всеукраинской акции «Гордість країни» сразу в двух номинациях — «Семейная история» и «Народный герой». Подобности — в материале газеты Факты и комментарии.

— Вы нас сфотографируете всех вместе? — просит меня худенький мальчик на заплетающихся ножках. — Снимайте, а то мы уже скоро едем домой! Папа, мама, — обращается он к своим новым родителям, — дайте мне, пожалуйста, мобильный, я бабушке сообщу, что еду домой.

Мальчику Саше, который росточком не выше одной из своих названных сестричек — пятилетней дочери Исаевых — восемь лет. Он уже знает буквы алфавита и несколько стишков, но в школу пойдет только в этом году — в октябре. Возможно, потому, что ему, кроме всех прочих недугов, выставили еще и диагноз «умственная отсталость».

— Это пишут многим деткам, у которых подтвержден ВИЧ, — рассказывает Светлана Исаева, являющаяся опекуном мальчика. — Саша появился на свет весом 900 граммов у ВИЧ-положительной мамы на 26-й неделе беременности, и врачи считали, что он не жилец. Но ребенок оказался настоящим борцом. И выжил! Мы верим, что в семейной обстановке малыш расцветет и хотя бы некоторые его недуги удастся со временем побороть.

«Когда мы с женой пришли в детдом, Саша тут же задал нам главный для него вопрос: «Вы пришли меня забрать?»

В 2012 году Светлана и Евгений Исаевы стали лауреатами Всеукраинской акции «Гордість країни» сразу в двух номинациях — «Семейная история» и «Народный герой». «Факты» не раз писали об этой удивительной семье. Исаевы, до войны проживавшие на Донетчине. в 2007 году стали первыми в Украине людьми, которые не побоялись усыновить малыша с ВИЧ. Сейчас, кроме двоих родных детей, они воспитывают уже восемь приемных со статусом ВИЧ.

...Восьмилетний Саша, на днях переселившийся к Исаевым из одного из киевских детдомов, прожил под опекой государства практически всю свою жизнь. С рождения — в Доме малютки, с трех лет — в детдоме. Он понимает, что не папа Женя и мама Света его настоящие родители. И явно помнит какие-то моменты из жизни со своей биологической матерью, которая сначала забрала Сашу из Дома малютки, а вскоре «на время» сдала его в детдом и пропала.

— Мама, а дома у меня будет место, где я смогу стирать свои вещи? У нас есть стиральная машинка? Это хорошо!.. Папа, а ты помыл машину? — по-взрослому интересуется мальчик у Светланы и Евгения Исаевых, которых он «назначил» своими родителями при первой же встрече.

— Когда мы с женой впервые пришли в детдом, — вспоминает Евгений Исаев — я представился нашему будущему сыну как «дядя Женя». Он поправил меня: «Нет, папа Женя. И мама Света». И тут же задал главный для него вопрос: «Вы пришли меня забрать?» Мы со Светой обменялись взглядами, будто сказав друг другу: «Это и есть наш сынок». Планировали взять под опеку еще одного ребенка с ВИЧ-статусом в мирное время, три года назад, когда перед нами замаячила надежда на улучшение жилищных условий. Один луганский благотворитель пообещал построить для нас большой дом. Тогда мы с женой и решили: если Бог управит и у нас появится свое жилье, мы обязательно возьмем в семью еще одного ребенка с положительным статусом.

После того как в 2012 году семья Исаевых стала победителем акции «Гордість країни», супругов часто стали приглашать на телепередачи, посвященные борьбе с дискриминацией людей, живущих с ВИЧ. С председателем благотворительного фонда «Добродій» Юрием Терниковым Исаевы познакомились на съемках в студии Савика Шустера. Узнав, что большой семье становится тесно в том доме, который бессрочно сдала им в аренду церковь, Терников вызвался построить им дом. Но дальше фундамента стройка так и не продвинулась. Жилье у Исаевых появилось неожиданно: уже в Киевской области, в селе под Обуховым, куда они вынуждены были бежать от войны.

Бежали ночью, сразу после того, как узнали, что ночью будет «зеленый коридор» для эвакуации. К тому времени значительная часть донецкого побережья Азовского моря была охвачена боевыми действиями. Звуки канонады доносились и до села Червоное, что в четырех километрах от Мариуполя — там жили Исаевы. «Раньше по утрам меня будили солнечные лучи, а теперь — грохот танков», — говорила тогда 14-летняя воспитанница Исаевых Александра. Дом семьи находится в двух километрах от блокпоста, через который Евгению нужно было проезжать, подвозя детей в магазин, больницу, на занятия в кружках...

«Дети не забыли эвакуировать «главное» — широкоэкранный телевизор, а вот из одежды положили себе только пляжные вещи»

— Уезжали в полночь 21 августа прошлого года. — вспоминает Евгений Исаев. — На сборы у нас было меньше часа. Мы с женой, упаковав документы, лекарства и еду в дорогу, разбудили детей. Старшие сразу все поняли и не забыли эвакуировать самое «главное» — широкоэкранный телевизор. А вот младшие решили, что мы едем отдыхать, и из одежды положили себе только пляжные вещи. Даша взяла три пары шорт и шлепанцы. Когда я распаковал сумки, не знал, смеяться мне или плакать. Спросил ее: «Ты куда собиралась?»

«На море», — уверенно ответил ребенок. И родители вдруг осознали, что перетащить на временное пристанище за тысячи километров от родного дома «всю свою жизнь», как ни старайся, не получится. Да и где придется пережидать войну, тоже никто не знал.

— Даже вывезти на нашем семейном микроавтобусе всех девятерых детей одновременно не получилось. —продолжает Евгений. — Одна из наших подопечных девочек, Ира, у которой, кроме ВИЧ еще и детский церебральный паралич, была закована в гипс по подмышки!

Из-за нарушения обмена веществ у ребенка из организма активно вымывается кальций и ее кости становятся хрупкими. За две недели до отъезда Ира упала на ровном месте, и врачи констатировали перелом тазобедренного сустава. Девочку загипсовали так, что она не могла ни сидеть, ни ходить.

— Ее можно было перевозить только в лежачем положении, — рассказывает Евгений. — Супруга и детки постарше взяли на руки младших. А за самыми старшими Петей и Юрой и еще соседской семьей мне пришлось вернуться после того, как я отвез младших в Днепропетровск.

Вскоре из Днепропетровска, где Исаевым предоставили кров братья по вере, они по приглашению Фонда «АНТИСПИД» переехали в летний лагерь под Киевом. Осенью семью приютил в детском христианском реабилитационном центре для сирот «Отчий дом» его руководитель Роман Корнейко: временно поселил Исаевых в пятикомнатной квартире под Киевом. Но вопрос о постоянном жилье по-прежнему оставался открытым. Возвращаться домой с детьми было рискованно. Вокруг Мариуполя и сегодня неспокойно.

И тем не менее у Исаевых появился свой дом. Телеведущий Савик Шустер не забыл о жилищной проблеме Исаевых. На входе в студию он вывесил огромное семейное фото первых украинцев, которые взяли к себе в семью семерых — на тот момент — ВИЧ-позитивных детей и сопутствующими тяжелыми недугами. На плакате было написано: «Победителям Всеукраинской акции «Гордість країни», принявшим под опеку семерых детей с тяжелыми заболеваниями, нужно...» — и перечислено все, что нужно вынужденным переселенцам.

Всем гостям студии телеведущий непременно рассказывал об этой удивительной семье, отмечая, что прежда всего ей нужен дом. И в конце концов это сработало! Общественный деятель и благотворитель из Луганской области подарил семье Исаевых в селе Великие Дмитровичи Обуховского района Киевской области трехэтажный дом с гаражом и хозпостройками. Первого декабря прошлого года они справили новоселье. Дом официально принадлежит всем членам семьи, включая детей.

— Нам не пришлось покупать ни вилок, ни штор, ни кроватей! Спасаясь от войны, мы никак не ожидали, что на новом месте у нас наконец-то появится свой большой дом, о котором мы так мечтали! — восхищается Светлана. — Наш благотворитель предусмотрел даже отдельный холодильник для лекарств. За что ему отдельное спасибо: ведь у каждого приемного ребенка своя программа антиретровирусной терапии плюс набор лекарств для борьбы с сопутствующими недугами — то есть отдельный коробок с лекарствами, который необходимо хранить в холодильнике.

Детей, по словам моих собеседников, в школу принимали с опаской.

— Причина «старая» — отсутствие достоверной информации о ВИЧ, — убежден отец большого семейства Евгений Исаев. — Спросили: «А что нам делать, если кто-то из ваших подопечных разобьет голову?» Ответил: «То же самое, что и в случае с любыми другими детьми: оказать первую помощь, защитив себя обычными медицинскими перчатками от попадания крови ребенка в ранки или трещинки на вашей коже...»

«Мы решили своим примером доказывать всем, что эти дети не несут угрозы окружающим»

В 2007 году я познакомилась с Евгением и Светланой Исаевыми во дворе специализированного детского дома в Макеевке, откуда они забирали домой своего первого усыновленного ребенка с ВИЧ. Тогда некоторые педагоги и чиновники, решавшие судьбу брошенного малыша, интересовались у усыновителей: не опасаются ли они за здоровье своей родной дочки, которая будет расти вместе с ВИЧ-положительным ребенком?

— Но и сейчас, по прошествии стольких лет борьбы с дискриминацией людей, живущих с ВИЧ-статусом, в Украине все еще находятся те, кто наивно полагает, что, общаясь с ними, нужно чуть ли не скафандр надевать, чтобы не заразиться, а рукопожатия и поцелуи вообще — мгновенная смерть! — с иронией говорит Евгений Исаев. — Мне одному из первых в Украине диагностировали ВИЧ. Это было в 1992-м, когда я лежал в больнице с воспалением легких. Меня тут же выписали из больницы, решив, что незачем лечить пневмонию человеку, который все равно «обречен». Мою постель сожгли во дворе, а железную койку, на которой я лежал, распилили болгаркой и, наверное, сдали затем на переплавку! Но я как-то выжил. Женился. У моей жены и двух наших родных детей нет ВИЧ. Но мы решили, что должны дать тепло деткам с таким статусом, которых собственные родители подло бросили, а общество отворачивается от них, как от прокаженных. Мы решили своим примером доказывать всем, что эти дети не несут угрозы окружающим.

Для того чтобы усыновить первого ребенка, мы девять месяцев обивали пороги различные инстанций. Со вторым пошло быстрее — «всего» семь месяцев. После того как Минздрав Украины решил, что человек, живущий с ВИЧ-статусом, не может стать усыновителем или опекуном, опеку на каждого последующего нашего воспитанника оформляла на себя уже моя жена Светлана. Но нам не препятствовали, напротив, даже сами предлагали взять таких ребятишек, пока жилплощадь это позволяла. Сегодня, когда мы пришли за Сашей, у нас уже были на руках все нужные документы и наш вопрос, благодаря содействию служб по делам детей и семьи и Уполномоченному президента Украины по правам детей, решился всего... за девять дней!

— Это рекорд! —подтвердил Уполномоченный президента Украины по правам детей Николай Кулеба, приехавший к детдому поздравить Исаевых с пополнением в семье. — Все получилось оперативно, потому что у этой семьи уже были готовы все необходимые документы. В Украине, по сравнению с другими странами, процедура взятия ребенка под опеку при наличии всех необходимых документов и условий самая непродолжительная. Процедура усыновления длится минимум на полгода дольше, так как будущий родитель должен обучиться на специальных курсах. В США процедура усыновления может занять минимум полтора года, в Швеции — три года, в Италии — до пяти лет. Что приятно, в Украине меньше всего возвращают усыновленных ребятишек и взятых под опеку, в госучреждения.

— Пока старшие не получат какие-то профессии, новых детей в семью брать не будем, — рассуждает Евгений Исаев. — Мы не стремимся к рекордам: «чем больше, тем лучше». Каждому ребенку нужно уделять внимание, заботиться об их здоровье. И не только. У нас со Светой девять школьников! Вот начался учебный год, и мы засели за уроки. Саша пойдет у нас в школу не позже первого октября. Я вообще не вижу причин, по которым его не посадили за парту еще в прошлом учебном году. Саша, ты же хочешь в школу? — обращается Евгений к новому члену семьи.

— Конечно, — с готовностью отвечает Саша. И тут же берет за руку одного из старших мальчиков. — Юра, я тебя люблю! А ты меня любишь?

— Конечно, — отвечает Юра. растроганный таким признанием, и подхватывает на руки своего названного братишку.

Елена СМИРНОВА