Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

12.11.2012

Юридическое бюро Медиа-профсоюза имеет замечания к законопроекту № 8711

КРАТКОЕ ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по проекту Закона Украины «Про внесення змін до деяких законодавчих актів (щодо захисту прав дітей на безпечний інформаційний простір)»

(реєстраційний № 8711)

Группой народных депутатов Украины предлагается принять Закон «Про внесення змін до деяких законодавчих актів (щодо захисту прав дітей на безпечний інформаційний простір)».

Относительно его содержания и соответствия международному праву, Конституции и действующему законодательству Украины необходимо указать на следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод (1950 г.) (далее – Евроконвенция) каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

Однако право свободно выражать своё мнение по Конвенции не является безграничным.

Согласно ч. 2 ст. 10 Евроконвенции, осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Иными словами, в соответствии с нормами международного права с одной стороны каждый имеет право свободно выражать свои взгляды, однако при этом осуществление этой свободы налагает на лицо обязанности и ответственность, а также может быть сопряжено со стороны общества и государства с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах охраны нравственности и общепринятых моральных устоев данного общества.

Аналогичного рода предписания содержатся и в статье 34 Конституции Украины.

Согласно ч. 1 и 2 ст. 34 Конституции Украины каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.

Но в то же время, в соответствии с ч. 3 ст. 34 Конституции Украины осуществление этих прав может быть ограничено законом в интересах национальной безопасности, территориальной целостности либо общественного порядка с целью предупреждения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, для защиты репутации или прав других людей, для предупреждения разглашения информации, полученной конфиденциально, либо для поддержания авторитета и непредвзятости правосудия.

Таким образом, и с позиций Основного закона осуществление лицом своего права на свободу мысли и слова может быть ограничено законом в интересах сохранения общественного порядка и охраны здоровья населения, если распространение каких-либо идей и взглядов может в конечном итоге привести к росту массовых протестных настроений, распространению беспорядков среди населения и увеличению заболеваемости опасными болезнями (например, ВИЧ, СПИД и т. д.).

Для рассматриваемых правоотношений в Украине действует специальный Закон Украины «Про захист суспільної моралі» от 20.11.2003 № 1296-IV (Відомості Верховної Ради України (ВВР), 2004, N 14, ст. 192).

Как следует из преамбулы этого нормативно-правового акта, этот Закон (далее – Закон № 1296) устанавливает правовые основы защиты общества от распространения продукции, которая отрицательно влияет на общественную мораль.

Законом, проект которого рассматривается, предлагается внести в ст. 1 Закона № 1296 дополнительно определение термина «гомосексуализм», а именно: «гомосексуалізм – стосунки сексуального характеру між особами однієї статі».

Не вдаваясь в подробный юридический анализ такого правого определения термина «гомосексуализм», в данном конкретном случае применительно к юридическому анализу самого проекта Закона № 8711, следует отметить его принципиальный недостаток, а именно: этот закон не даёт юридического определения понятию «ПРОПАГАНДА ГОМОСЕКСУАЛИЗМА». И это при том, что сам закон, согласно пояснительной записке к проекту данного закона, призван как раз поставить эффективный юридический заслон для такого рода распространения идей и взглядов, которые исповедуют отдельные люди или группы людей.

Такой недостаток данного законопроекта является не только существенным, но и фактически сводит на нет любые попытки практического применения этого нормативно-правового акта в будущем. Это означает, что отсутствие в специальном Законе нормативного достаточно чёткого и конкретного определения понятия «пропаганда гомосексуализма», отвечающего всем критериям нормотворчества и юридической техники, делает абсолютно бессмысленным дальнейшие изменения в НПА, которые предлагаются в данном законопроекта, а именно: изменения в статью 2 Закона № 1296, статью 3 закона о печати, статью 6 закона о телевидении и радиовещании, статью 28 закона об издательском деле.

Более того, предлагаемое изменение в Уголовном кодексе Украины, а именно: «У Статті 300 добавити слово «гомосексуалізм», является не только неудачным с точки зрения юридической техники (не известно, куда и каким образом добавить в статью 300 УК слово «гомосексуализм»), но и недопустимым с точки зрения дальнейшей правоприменительной практики юридических норм, содержащихся в этой статье Уголовного кодекса.

Введение уголовной ответственности со стороны государства за «пропаганду гомосексуализма» при отсутствии точного и конкретного описания противоправных деяний, которые охватываются правовым понятием «пропаганда гомосексуализма» в тексте самого Уголовного кодекса, с учётом реального положения дел в правоприменительной сфере неизбежно приведёт к неоправданно расширенному толкованию со стороны правоохранительных и судебных органов изменённых положений статьи 300 УК, а, следовательно, к злоупотреблениям правом и ограничению свободы выражения своего мнения отдельными лицами. В этой связи является справедливым и заслуживающим внимание замечание Уполномоченный Верховного Совета Украины по правам человека Валерии Лутковской о том, что данный законопроект «…создаст широкое поле для злоупотреблений со стороны служебных и должностных лиц, в частности, работников органов внутренних дел, которые смогут по своему усмотрению определять, что является «пропагандой гомосексуализма» в каждом конкретном случае».

(«Юридическая практика», http://www.yurpractika.com/news.php?id=0033426)

Есть и другая крайне важная сторона этой проблемы. Вносимые изменения в нормативно-правовые акты, и, прежде всего, в специальный Закон № 1296, из-за отсутствия понятной и разумной дефиниции «пропаганда гомосексуализма» лишает возможности практически каждого гражданина определить допустимые границы в выражении своего мнения в области сексуальных отношений, установленные законом, без опасения нарушить эти нормы закона.

Возможно, в связи с этим, для правильного определения основополагающих подходов к разрешению этой проблемы, необходимо обратиться к практике Европейского Суда по правам человека.

Так, в деле «Реквеньи против Венгрии» от 20 мая 1999 года Европейский Суд указал на следующее: «В соответствии с установившейся практикой Суда, одним из требований, которые вытекают из фразы «установленный законом», есть возможность предусмотреть последствия. Таким образом, норма не может считаться «законом», если она не сформулирована с достаточной чёткостью, которая даёт гражданину возможность руководствоваться этой нормой в своих действиях: он должен быть способен – если необходимо, с помощью соответствующей консультации, – предусмотреть, в достаточной для данных обстоятельств мере, последствия, которые может причинить данное действие».

Иными словами, отсутствие достаточной степени чёткости нормативных определений в предложенном законопроекте не даёт любому гражданину либо СМИ возможности правильно руководствоваться в своих действиях вносимыми правовыми нормами и регулировать своё поведение в соответствии с законом. Следовательно, вопреки требованиям международного права и национального законодательства, с принятием данного законопроекта вряд ли на практике будет в полной мере соблюдён баланс прав между правом человека на свободу выражения своего мнения и правом государства на некоторые ограничения такой свободы для защиты нравственности.

В деле «Хендисайд против Соединённого Королевства» от 7 декабря 1976 года Европейский Суд по этому поводу дал такие разъяснения: «Свобода выражения мнений является одной из фундаментальных основ демократического общества и одним из основных условий его развития и самосовершенствования каждой личности. Как отмечено в пункте 2 статьи 10, она относится не только к той «информации» или тем «идеям», которые получены законным путем или считаются не оскорбительными или незначительными, но и тех, которые оскорбляют или вызывают возмущение. Таковыми являются требования терпимости, плюрализма и широты взглядов, без которых «демократическое общество» невозможно. Это означает, что каждая «формальность», «условие», «ограничение» или «санкция», применимые к данной области, должны быть пропорциональны преследуемой ими законной цели. С другой точки зрения, любой человек при осуществлении своей свободы выражения мнения, несет «обязанности и ответственность», степень которых зависит от ситуации и технических средств, которые он использует. Суд не может не обратить внимание на эти «обязанности и ответственность», когда, как в настоящем деле, старается выяснить, способствовали ли данные «ограничения» или «санкции» «охране нравственности», что делало бы их «необходимыми в демократическом обществе».

С таких базовых и основополагающих позиций международного права вводимые законопроектом ограничения на «пропаганду гомосексуализма» не отвечают таким критериям Европейского Суда по правам человека, как должны быть «предусмотрены законом» и «необходимы в демократическом обществе».

Кроме того, следует указать и на то, что в названии законопроекта есть уточняющее предложение «относительно защиты прав детей на безопасное информационное пространство». Однако, как следует из самой сути предлагаемых изменений в НПА, такое уточнение не вполне отвечает содержанию данного законопроекта, в котором по сути предлагаемых изменений речь идет на самом деле не о правах детей или их защите, а о запрете пропаганды гомосексуализма в целом и введении уголовной ответственности за такую пропаганду.
Вывод.

При подготовке ко второму чтению Закон «Про внесення змін до деяких законодавчих актів (щодо захисту прав дітей на безпечний інформаційний простір)» (реєстраційний № 8711) должен быть существенным образом изменён и доработан либо снят с повестки дня.

И. Ворон, медиа-юрист