Pages Menu Запорожский областной благотворительный фонд «Гендер Зед»
TwitterRssFacebook
Categories Menu

07.02.2013

Анна Гизуллина: «Пропаганду гомосексуализма» не только нельзя запрещать — она нужна

Профессиональный психофизиолог, мать двоих детей — о том, почему глупо и опасно запрещать так называемую «пропаганду гомосексуализма».

Интервью с Анной Гизуллиной, старшим преподавателем кафедры клинической психологии и психофизиологии Института социальных и политических наук Уральского федерального университета — о том, что побудило власти к подобным инициативам и к каким необратимым последствиям приведёт действие закона. Анна Владимировна не только исследует проблемы сексуальности человека как ученый, но и помогает геям, лесбиянкам, бисексуалам и трансгендерам в группе психологической помощи и взаимоподдержки.

— Анна Владимировна, когда мы с вами договаривались об интервью, вы меня поправили: законопроект против гомосексуалистов, а не гомосексуалов. А в чем разница?

— Гомосексуальность ни запретить, ни пропагандировать невозможно — это естественная типологическая характеристика сексуальности человека, естественное, непроизвольное психофизиологическое свойство не только людей, но и многих других социальных видов животных — слонов, собак, тигров, обезьян и так далее. Никто по своему произволу не может решить, на какие стимулы (образы, звуки, запахи) у него возникает сексуальное возбуждение, а на какие нет.

А гомосексуализмом (если рассматривать этот термин по аналогии с «социализмом» или «феминизмом»), по идее, должно называться учение или движение в защиту людей с соответствующей сексуальной ориентацией, за равноправие гомосексуалов и против любой дискриминации по признаку их сексуальной ориентации. Таким образом, гомосексуал — это обладатель определенного психофизиологического свойства, а гомосексуалист — скорее приверженец определенных взглядов. Как вы понимаете, в таком случае можно быть гомосексуалистом, даже не будучи при этом гомосексуалом.

 — То есть депутаты хотят запретить распространение среди несовершеннолетних идеи равноправия гомосексуалов и гетеросексуалов?

— Выходит, так. И это очень опасно. Даже без этих законодательных инициатив для многих подростков осознание себя гомосексуалами, когда эротические фантазии переходят в мечты и желания, — это трагедия. Они думают, что это болезнь или даже нечто преступное (такая трактовка транслируется прежде всего родителями). Хотя это совершенно не так. Когда-то и любой левша считался аномалией, таких сжигали на кострах.

Я произнесу крамольные по нашим временам и порядкам слова: пропаганду гомосексуализма не только нельзя запрещать — она нужна. Как поддержка несовершеннолетним гомосексуалам, как рука помощи, протянутая обществом. На американском телевидении известные, успешные, реализовавшие себя люди рассказывают о проблемах, которые они испытывали в подростковом возрасте, в школе, в том числе о проблемах, связанных с гомосексуальностью. Своим примером они говорят: не бойся, не волнуйся, всё хорошо, ты замечательный, мы с тобой, у тебя всё получится. У нас же многое делается так, чтобы погубить такого ребёнка, порою в буквальном смысле слова.

— Вероятно, наши депутаты воспринимают гомосексуальность как болезнь (причем, наверное, инфекционную), которая приводит к разврату, аморальности. Депутат Олег Нилов назвал гомосексуалов «подонками и подлецами».

— Болезнь не может быть моральной или аморальной. Когда болит живот, это же не аморально. Поэтому депутатам стоит остановиться на какой-то из этих концепций. Но я хотела бы напомнить, что к 80-м годам прошлого столетия специалисты признали, что гомосексуальность не является болезнью, а в июне 2011 года Совет ООН запретил дискриминацию на основе сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Что касается аморальности, то, например, расхожая версия о том, что среди гомосексуалов повышенный уровень педофилов, никак не подтверждается. Среди гомосексуалов их не больше, чем в гетеросексуальной среде, — 1-2% от общего количества сексуально активных людей.

— Депутаты, видимо, полагают, что пропаганда гомосексуализма приведет к тому, что кто-то из молодых людей неожиданно превратится в гомосексуала. А это при нашей демографической ситуации, вероятно, недопустимо. Отсюда вопрос: гомосексуальность — это нечто врождённое или приобретённое?

— Представления об угрозе гомосексуализма непосредственно тянутся к нам с советских времен. Например, в 1986 году в СССР были запрещены гастроли группы «Queen», потому что творчество Фредди Меркури воспринималось как пропаганда недостойного, развратного, а значит, недопустимого сексуального поведения. Хотя Меркури мы слушали, кажется, еще в брежневские времена.

Похожие рассуждения очень типичны для родителей, которые сталкиваются с сексуальными и поведенческими особенностями своего ребёнка. «Как так! У нас абсолютно нормальная семья! Откуда это?» — паникуют они и винят во всём влияние нехороших людей, компаний, Интернета. Они не задумываются, что их ребёнок, напротив, повсюду сталкивается с проявлениями гетеросексуальности и не может вписать себя, «голос» своей сексуальной природы в повсеместную гетеросексуальную норму, чувствует себя неполноценным и поэтому страдает: «Я урод. Зачем я такой нужен? Я не хочу жить».

— Науке удалось установить механизм происхождения гомосексуальности?

— Может сработать генетический фактор. Значительно лучше он изучен для мужской гомосексуальности, есть данные, что она связана с Х-хромосомой. Гомосексуалы в подавляющем большинстве случаев появляются на свет не друг от друга, а от обычных гетеросексуальных людей. Как, кстати, в подавляющем большинстве гомосексуальных семей дети вырастают гетеросексуалами, а гомосексуальность проявляется у них, только если к этому есть предрасположенность. Гомосексуальные семьи воздействуют на сексуальный выбор детей точно так же, как гетеросексуальные. От того, что живешь в семье геев, геем не станешь.

Родители должны понимать, что гомосексуальность их ребёнка — это следствие их генетических особенностей, набора генов. А на генетический фонд влияют даже внешние события — политические, социальные явления, стрессы, такие, как война, голод, инфекции, взрыв башен-близнецов. Это называется эпигенетическим фактором — когда на сексуальности вашего ребенка сказываются изменения, произошедшие когда-то в организме вашей бабушки. Сказывается и гормональный фактор, когда гомосексуальность закладывается во время внутриутробного развития плода. Так или иначе, она не зависит от воспитания, от культуры, это типологическая черта, не предполагающая свободного выбора.

В конце 20-го века это подтвердила Всемирная организация здоровья: гомосексуальность имеет типологическую базу, которая формируется в зародышевом состоянии, нет ни одной эффективной методики по «исправлению» сексуальности, ни одного успешного метода «лечения», и следует позволить взрослым дееспособным гражданам по взаимному согласию удовлетворять эту их сексуальную потребность приемлемыми для них и для общества способами, не влекущими агрессию, насилие и опасные для жизни и здоровья последствия.

— Как много гомосексуалов среди людей? Противники гомосексуализма говорят, что геи заполонили всё вокруг.

— Абсолютных гомосексуалов, кого совсем не возбуждают представители противоположного пола, 4-8%. Многие из них, под воздействием своих родителей, окружения, гетеросексуальных установок общества, в 19-20 лет женятся, пытаются соответствовать норме, но не получают от этого никакого удовольствия, только дискомфорт, уходят в себя, отчуждаются.

Именно про таких питерский депутат Милонов говорит: да пусть все они покончат с собой! Четыре процента от населения России — это почти 6 млн человек. Они, что, все умереть должны? Только потому, что не соответствуют некой норме? Норма — это то, что характерно для всех, для большинства. С этой точки зрения любой виртуозный музыкант, Моцарт или Бетховен, любой обладатель выдающихся способностей — ненормален. Давайте их всех доведем до самоубийства. Люди неодинаковы. Кто-то воспринимает мир глазами, визуально, а кто-то — обонянием. Кто-то бегает быстрее остальных — это же не значит, что надо заставлять его двигаться, как все. То же самое в сексуальности.

— Вы говорите о 4-8%. Значит, остальные — гетеросексуалы?

— Такого строгого деления нет. Ученые говорят о многообразии не только гомосексуальности, но и сексуальности вообще — в палитре сексуальных ощущений очень много индивидуальных оттенков. Примерно у 30% людей были гомосексуальные контакты «по случаю»: долгое время не было женщин, «перебрали» в компании и так далее. Например, подростковые проявления гомосексуальности часто вызваны тем, что организм юноши уже созрел для сексуальных переживаний, но сексуальных отношений с девушками еще нет. Кто-то отказывается от гомосексуальных отношений с первого раза, кто-то практикует их время от времени, но гомосексуалами такие люди себя не считают. Некоторые, являясь гомосексуалами, не проявляют гомосексуального поведения, блокируют его — это типично для некоторых групп, к примеру, для монахов.

— Получается, что законопроект рассчитан именно на тех, кто при определенных условиях может проявить свою гомосексуальность?

— Я отвечу для многих неожиданно. А что в этом ужасного? Сексуальность дана человеку не только для того, чтобы исполнять функцию воспроизводства, но и для того, чтобы с помощью своей телесности достигать удовольствия, извлекать радость из этого мира.

— Но ведь выживает сильнейший. От гетеросексуальности понятно, какая польза — детёныши рождаются. А от гомосексуальности?

— У животных гомосексуальность — это реакция на перенаселенность, ведущая к снижению репродуктивности. В состоянии стресса от уплотнения, повышенного уровня контактов между особями факультативная гомосексуальность может становиться редким вариантом нормы. В человеческом обществе это характерно для островных государств, например для Японии.

Гомосексуальность в психологическом смысле — это еще и взнос в любое общество вариативности, нонконформизма, новизны, это фактор, требующий от тех, кто с ним непосредственно сталкивается, размышления, понимания и толерантности — изменения привычных установок. И именно эта характеристика гомосексуальности, по-моему, вызывает наибольшую агрессию людей с ортодоксальным мышлением. Заметьте, однако, что в Новом Завете, в отличие от Ветхого, ничего не говорится конкретно о запрете гомосексуальности. В каком-то смысле Христос тоже был квир-мыслителем (квир — обозначение сущности, которая не вписывается в нечто «нормальное», господствующее — ред.), многие вещи, о которых он говорил, совсем не соответствовали мнению окружающих его фарисеев и книжников — признанных профессионалов в толковании Слова Божьего. Христос учил, прежде всего, любви и милосердию, причем не только в отношении тех, кто близок, понятен и приятен.

— России до перенаселенности, как в Японии, далеко, даже наоборот, поэтому российский парламент и выступает за запрет гомосексуальной пропаганды. Все логично.

— Во-первых, что бы ни творилось в обществе, как бы ни преследовали геев, количество облигатных гомосексуалов держится строго в пределах 4-8%. Во-вторых, невозможно бояться пропаганды гомосексуализма, если ты знаешь, что гомосексуализм тебе ничем не угрожает, если ты не испытываешь гомосексуального влечения и абсолютно равнодушен к соответствующим сексуальным стимулам. Из гетеросексуала сделать гомосексуала невозможно. Если у человека нет таких склонностей, заставить его невозможно. Следовательно, за запрет выступают те, кто боится гомосексуализма, гомофобы. Так вот, определенные научные исследования говорят, что нередко агрессивные гомофобы испытывают сексуальное возбуждение, например, от изображения красивого мужского тела или эрегированного члена.

— Как известно, Европейский суд по правам человека обвиняет российское государство в дискриминации гомосексуалов. Министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, не скрывающий своей гомосексуальности, недавно заявил о возможности дипломатического разрыва между ЕС и Россией. Власти Венеции прекратили отношения с побратимом Петербургом после того, как питерские депутаты приняли городской «антигейский» закон. Зато в традиционных исламских обществах — Судане, Саудовской Аравии, ОАЭ, Иране — гомосексуальные отношения наказываются смертной казнью через отсечение головы мечом или через повешение, в Пакистане — пожизненным заключением. В этом смысле, кстати, хорошо виден вектор, который выбрала наша власть. Откуда такая разница между Европой и Ближним Востоком?

— Движение в защиту прав гомосексуалов возникло в конце 60-х. Гуманизация европейской политики произошла после Второй мировой войны, нацизма с его «чисткой нации» под определенный стандарт, со всеми его ужасами, геноцидом, в том числе и массовыми уничтожениями гомосексуалов. Именно после Второй мировой индивидуальные права личности, их уважение стали фундаментальной европейской ценностью. Сегодня европейцы признают, что, возможно, зашли в этой концепции слишком далеко, им приходится учитывать «урок» Брейвика. Они дебатируют, но от самой концепции не отказываются: можешь быть кем угодно, главное — соответствуй общим законам.

С другой стороны, война, а потом и Карибский кризис показали, что всё может рухнуть, погибнуть в любой момент. А появление контрацептивов привело к сексуальной раскрепощенности, особенно в артистической среде. Когда же политики поняли, что известные и влиятельные гомосексуалы легко могут стать жертвами шантажа с далеко идущими политическими последствиями, они дали добро на общественное признание гомосексуализма. Пошла кампания каминг-аутов, публичных признаний в своей нетрадиционной сексуальной ориентации. В результате в наше время в некоторых странах политики только выигрывают от того, что признаются в своей гомосексуальности. Стоило будущему мэру Берлина сделать такое заявление, как на следующий день его популярность взлетела едва ли не с 15 до 86%. Политик должен быть честным — это непреложное правило для европейских избирателей и политиков.

— Где мы находимся на этом фоне?

— Достаточно сказать, что российская официальная медицина совсем недавно присоединилась к резолюции ВОЗ, и сейчас у нас тоже считается, что гомосексуальность не является клиническим диагнозом и поводом для терапевтического вмешательства по изменению сексуальной ориентации и что все подобные действия или попытки противоправны. Но до этого, с 93-го года (после отмены уголовного наказания за мужеложество), гомосексуальность рассматривалась как психическое отклонение, нарушение репродуктивной функции, которое должно было подвергаться лечению. В советское же время гомосексуальные отношения, как известно, преследовались весьма сурово. И влияние старых подходов вовсе не изжито.

Всего четыре года назад у нас в Екатеринбурге произошла такая история. Наша выпускница работала школьным психологом. Через какое-то время там случился каминг-аут, 16-летний ученик открыл свою гомосексуальность. В администрации школы нашей выпускнице приказали: «Он хороший ученик, идет на медаль, но позорит честь школы. Вы должны его вылечить!» Она парировала, что вместо того чтобы травить ребёнка, надо оказать ему поддержку. Тогда от нее потребовали, чтобы она написала заявление на увольнение, в противном случае пригрозили уволить за профнепригодность.

Или совсем недавний сюжет. Мой студент предложил разработать школьный курс, посвященный особенностям человеческой сексуальности. Я сразу засомневалась: в современной обстановке в школе такое вряд ли получится. Предложила: давай для начала подготовим подобный факультативный курс для студентов вузов. Что бы вы думали — и для студентов тоже не получилось. Нам определенно сказали: «Исследования ваши возможны, но только в сугубо научных целях — никакой пропаганды!». А ведь этот курс задумывался как чисто просветительский — об особенностях самой обычной мужской и женской сексуальности, об ее становлении, проявлении, культуре, гигиене и безопасности. Разумеется, мы бы коснулись и проблем нормы и патологии, в том числе и в сексуальной ориентации, но не более.

— С какого возраста на самом деле нужно преподавать такой курс?

— Как можно раньше. С пубертатного периода, лет 13-14-ти, — точно. В международной конвенции о сексуальном воспитании говорится, что к 15 годам ребёнок должен быть просвещенным в этих вопросах. Российская Федерация подписала эту конвенцию в октябре 2012 года, но до сих пор не ратифицировала. Поэтому у нас считается нормальным, когда из книжных магазинов изымают детские энциклопедии по анатомии, когда в библиотеках убирают со стеллажей даже школьные пособия по анатомии. Хотя дети рассматривают половые органы, и свои и чужие, уже в 3-4 года и задают соответствующие вопросы. Если не давать им ответов в правильной форме, они все равно получат их на заборе, в заборной лексике и понятиях. У нас часто так и происходит, поэтому уровень сексуального воспитания, сексуальной культуры очень низок — молодые люди, вступающие во взрослую жизнь, не знают, как предохраняться, как не «подхватить» инфекционную болезнь и так далее.

— Представим, что антигейский закон приняли. Чем это обернется для подростков-гомосексуалов, только-только начавших осознавать и принимать свою сексуальную природу?

— Когда подростки, и даже студенты, начинают испытывать отчетливое сексуальное влечение к своему полу, первая реакция, как правило, — испуг, страх: это конец! Попытки открыться приводят только к непониманию и отторжению. Родители тащат ребёнка к врачу, изолируют и даже бьют его: я выбью из тебя эту дурь! Хотя в таких случаях дети, наоборот, нуждаются в особой деликатности, особой поддержке. Я знаю случаи, когда дети, не получив такой поддержки и не приняв себя, кончали с собой. Сама стала заниматься темой гомосексуальности, когда столкнулась с самоубийствами. С другой стороны, в Москве бывают случаи, когда геев убивают после знакомства в Интернете. Так что ясно, что может произойти, если государство даст сигнал «о запрете гомосексуализма» — это тут же превратится в преследование гомосексуалов.

— Что изменится в вашей работе?

— Я, по всей видимости, не смогу читать лекции своим 17-летним студентам. Не вправе буду провести беседу со школьниками, которые третируют своего сверстника, или выступить в СМИ или на своей страничке «Вконтакте»: ведь газету могут прочитать дети, а на мою страничку «Вконтакте» подписаны мой несовершеннолетний сын и его одноклассники. Это фактически запрет на профессию. Мой сын учится в Дягилевском лицее (лицей искусств в Екатеринбурге — ред.), а я не смогу рассказать ему правду о жизни Дягилева или Чайковского. В конце марта — начале апреля во всём мире проходит неделя борьбы с гомофобией, нам её, видимо, придется проводить тайно.

— По вашей информации, представителей вашей профессии приглашали к разработке законопроекта?

— Знаю экспертов, среди них доктора наук, которые пытались вмешаться, но их даже слушать никто не стал.

Источник: Интернет-газета Znak