Из трех закавказских стран – Армении, Азербайджана и Грузии – наиболее толерантно к геям относятся в Грузии: в исследовании, проведенном по заказу Международной ассоциации лесбиянок и геев, страна заняла 22-е место по уровню защиты прав ЛГБТ в Европе. Об этом в своем материале пишет Вусал Гамзаев, корреспондент Азербайджанская служба Би-би-си.

Грузия является одной из немногих стран на территории постсоветского пространства, принявшей закон против дискриминации ЛГБТ.

Бывший премьер-министр Бидзина Иванишвили сказал в 2013 году, что ЛГБТ являются равноправными гражданами страны, и общество постепенно должно привыкать к этому.

В Армении уголовное преследование за гомосексуализм было отменено в 2003 году, а уже в 2008-м она первой из закавказских стран подписала Декларацию ООН о сексуальной ориентации и гендерной идентичности.
Однако, несмотря на это, в исследовании Международной ассоциации лесбиянок и геев Армения занимает лишь 46-е место из 49 возможных по уровню защиты прав ЛГБТ в Европе.

Последнее место, по данным того же исследования, занимает Азербайджан, получивший в этом исследовании титул самой гомофобной страны (47-е и 48-е места достались Турции и России).

Активисты во всех трех странах сетуют на плохую информированность общества и надеются побороть гомофобию за счет сотрудничества ЛГБТ-организаций.

Армения: боятся говорить открыто

Мика Артян вот уже несколько лет живет в Лондоне. Он медик по образованию и блогер-активист по призванию.

Он ведет блог, в котором пишет о проблемах нарушений прав человека, в особенности, прав ЛГБТ-сообщества.

По его словам, взрыв в гей-баре в Ереване и разгон уличных демонстраций в защиту меньшинств в 2012 году стали переломным моментом в жизни армянского гей-сообщества.

“В результате этих событий и гомофобных настроений, разжигаемых при помощи СМИ, обстановка в стране ухудшилась”, – пишет он.

Мамикон Овсепян, глава неправительственной правозащитной организации PINK Armenia, занимающейся защитой прав ЛГБТ-сообщества, также утверждает, что Армению буквально захлестнула гомофобия.

“Очень сложно быть геем в обществе, где гомофобия одобряется и поддерживается государством и церковью, разжигающими ненависть к гомосексуалистам”, – говорит он.

Овсепян рассказывает, что в стране работает 10 организаций, занимающихся защитой прав ЛГБТ-сообщества, но не все действуют открыто.

“Только две или три из них не скрывают своей деятельности, остальные же опасаются”, – говорит он.

По словам Овсепяна, в Ереване есть места, где собираются геи, но сам он из соображений безопасности свободное время проводит в менее людных местах или дома.

По словам проживающей в Армении блогера-феминистки Каринэ Агаджанян, в Армении, как и в большинстве других стран мира, положение ЛГБТ невыносимое.

Овсепян сетует на отсутствие какой-либо просветительской информации об ЛГБТ, утверждая, что агрессивной риторики в СМИ, напротив, полно.

Геев в Армении называют “развратниками XXI века”, а предложения “сжигать геев” звучат, по их словам, сплошь и рядом.

“В стране нет сексуального образования, которое содействовало бы построению толерантного общества”, – сетует Агаджанян.

Мика Артян проблему отстутствия толерантности к ЛГБТ связывает с “советским наследием”, патриархальностью общества и “культом мачо”.

По словам блогера, в целом по Кавказу из всех трех стран пока только соседняя Грузия остается наиболее терпимой по отношению к сексуальным меньшинствам.

Другой известный армянский ЛГБТ-активист Вардан Амбарцумян уверен, что сотрудничество ЛГБТ-организаций из всех трех кавказских стран было бы не только полезным для самих геев и лесбиянок, но могло бы даже внести определенный вклад и в миротворческий процесс.

“Я не могу утверждать, что представители организаций ЛГБТ принесут мир в наш регион, однако знаю, что некоторые армянские ЛГБТ-активисты уже сотрудничают с такими же организациями из других кавказских стран. Подобные взаимоотношения могут послужить фундаментом для построения мира”, – говорит Амбарцумян.

Азербайджан: лучше не говорить, что гей

По мнению азербайджанского художника и поэта Баби Бадалова, проживающего в Париже, в Азербайджане в основе агрессивного отношения к представителям сексуальных меньшинств лежит религия.

“Азербайджан – мусульманская страна, в которой бесчисленное множество людей считают, что гомосексуализм – это порождение грязного Запада”, – считает Бадалов, который, по его словам, был вынужден уехать в Европу после многочисленных скандалов и угроз со стороны близких.

“Не скажу про маленькие провинциальные города, но в больших европейских городах можно очень счастливо жить будучи геем. Я живу в Париже и абсолютно свободен”, – говорит Бадалов.

В Азербайджане же, по его словам, жизнь гомосексуалистов и лесбиянок постоянно подвергается опасности.

“В Азербайджане нужно провести колоссальную работу для того, чтобы у геев было будущее. В первую очередь государство должно обеспечить защиту прав ЛГБТ-сообщества”, – уверен Бадалов.

Лесбиянка Назрин, живущая в Баку, говорит, что в ее семье знают о ее сексуальной ориентации лишь брат и сестра. “А мама, я думаю, догадывается”, – говорит Назрин, которая изучает экологию в университете.

“Если скрывать ориентацию и выдавать себя за гомофоба, в Азербайджане жить очень даже легко”, – считает она. По ее словам, даже произнести слово “гомосексуализм” в Азербайджане считается неприличным.

Виной всему незнание и отсутствие информации, уверена девушка, которая все же замечает некоторое улучшение в жизни геев в Азербайджане в последние годы.

С этим согласен и 18-летний студент филологического факультета Ниджат Рзаев.

“Люди принимают гомосексуализм за психическую болезнь. К сожалению, ряд политиков и журналистов открыто позиционируют себя как гомофобы”, – говорит он.

Правда при этом он не теряет оптимизм по поводу будущего: “Люди уже начали изучать эту область, собирать информацию. Консервативные взгляды стали понемногу отступать”.

“То, что я гей, я осознал и принял как данность еще в 12 лет. Для себя я сразу же решил – ни от кого этот факт скрывать не буду”, – говорит молодой человек.Сам он рассказывает, что у него ухудшились отношения с родителями, после того как они узнали о его ориентации.

“Отец категорически отказался видеть меня в роли девушки. Однако я не теряю надежды, и мне ни разу не приходило в голову из-за этого наложить на себя руки”, – говорит он.

Ниджат работает в организации “Свободные ЛГБТ”, основанной в 2012-ом году молодым человеком по имени Иса Шахмарлы, который позже покончил жизнь самоубийством.

“Мы проводим различные просветительские мероприятия. Могу с гордостью заявить, что благодаря работе нашей организации многие геи стали себя чувствовать гораздо комфортнее”, – говорит Рзаев.

В Азербайджане нет ни одной официально зарегистрированной организации, занимающейся защитой прав ЛГБТ, но есть четыре организации и несколько клубов, претворяющих в жизнь проекты, связанные с вопросами поддержки гей-сообщества.

Организацией “Свободные ЛГБТ” руководит живущая сейчас в США Лала Махмудова.

По ее словам, одной из главных проблем, с которой сталкиваются геи в Азербайджане, является невозможность устроиться на работу.

“Многие не могут получить работу только лишь по той простой причине, что они геи”, – говорит Махмудова.

Политики и чиновники в Азербайджане отрицают факты плохого отношения к геям.

Грузия: хорошо, но не отлично

В Грузии по меньшей мере три организации занимаются защитой прав ЛГБТ–сообщества.

В Тбилиси существует достаточно много клубов, где геи совершенно спокойно могут собираться и проводить мероприятия, обсуждать проблемы ЛГБТ. В университетах проводятся семинары и конференции на эту тему.

Но несмотря на внешнюю открытость грузинских властей, проблемы у геев Грузии остаются.

Известный в Грузии ЛГБТ-активист Георги Кикиношвили не стесняется отрыто говорить о своей сексуальной ориентации. Он даже смог представить своего партнера родным и близким, а статья о совместной жизни гей-пары вышла на страницах журнала Liberali Magazine.

“Моя семья, мои родственники, друзья и даже коллеги принимают меня таким, какой я есть. Все они знакомы с моим партнером и поддерживают с ним приятельские отношения”, – говорит активист.

Кикиношвили считает, что за гомофобией в Грузии стоит православная церковь: “Она методично проклинает гомосексуализм и представляет его как порочную западную культуру”.

Он рассказывает о том, как геев избивают их близкие, о психологическом давлении, которому подвергаются сексуальные меньшинства.

“Конечно же, общество в целом настроено гомофобно”, – рассуждает он. Но по его словам, с каждым годом отношение людей к ЛГБТ-сообществу меняется к лучшему.

Об этом также свидетельствуют результаты различных социальных опросов и исследований. “Надеюсь, что такая тенденция продолжится”, – говорит Кикиношвили.

Иракли Ваджанадзе согласен с Кикиношвили, считая, что определенное отрицательное отношение грузин к ЛГБТ-сообществу формирует церковь.

Иракли, получивший степень магистра гендерных исследований в Будапештском университете, оставил академическую деятельность и учебу в докторантуре ради создания теперь уже широко известной и на сегодняшний день самой крупной организации по защите прав гомосексуалистов “Идентоба” (Идентичность).

Ваджанадзе говорит, что лично ему сильно помогло наличие высшего образования и деятельность, связанная с защитой прав ЛГБТ.

“Но, к сожалению, не у всех все обстоит именно так. Многим представителям сексуальных меньшинств, особенно в 90-е годы, пришлось пройти через тяжелые испытания”, – объясняет он.

Активист уверен, что грузинские власти в попытке представить себя в лучшем свете делают ложные заявления о защите прав геев, но на деле закрывают глаза на многие проблемы гей-сообщества.

“Несколько официальных лиц, будучи открытыми гомофобами, неоднократно нападали на нас”, – утверждает Ваджанадзе.

ЛГБТ-активист Бека Габададзе перекладывает ответственность на грузинские СМИ, называя их “абсолютными гомофобами”.

“Несмотря на то, что демократия в Грузии процветает, проблемы остаются. Грузинское общество чересчур патриархально, и жизнь для представителей ЛГБТ сложна”, – говорит он.

По словам Габададзе, разногласия существуют и внутри самого гей-сообщества в Грузии.

Большинство геев скрывают свою ориентацию и враждебно относятся к тем, кто открыто говорит о себе. Последних же в Грузии примерно человек 10, и все они активисты.

Бека Габададзе знаком с некоторыми однополыми парами из Армении, Грузии и Азербайджана, а также с рядом представителей ЛГБТ-сообщества Южного Кавказа, открыто выражающими свои взгляды.

“Если бы эти люди вдруг стали бы у руля своих стран, в них произошли бы перемены. Но пока что мы все живем в гомофобных обществах”, – констатирует Габададзе.

В прошлом году правительство Грузии разработало национальный план действий защиты прав человека, рассчитанный на два года. План действий включает также защиту прав ЛГБТ правоохранительными органами от гомофобного и трансфобного насилия.